Для коллективного договора нужен правильный профсоюз!

27 ноября в 10 утра в Охинском городском суде состоятся слушания по иску первичной организации ППО «РН-СМНГ» МПРЭО (входит в состав СПР) к руководству компании ООО «РН-Сахалинморнефтегаз». Независимый профсоюз оспаривает коллективный договор между работодателем в лице гендиректора «РН- СМНГ» и первичной организацией под руководством Бондаря И. Отметим, что первичка Бондаря входит в состав ФНПР. Данная первичка, естественно, заботится о благе работников. Но вот как она его понимает – это вопрос достаточно интересный. К примеру, можно отметить, что колдоговор, принятый с её участием, состоит из 166 страниц. Большинство объёма (131 страницу) занимает регламент носки оборудования, о правах работников написано на трёх страницах (!). Причём, гарантии, указанные на этих страницах, и так гарантированы Трудовым кодексом РФ.

Понятно, что ООО «РН-Сахалинморнефтегаз» дорожит таким сговорчивым партнёром, как первичка Бондаря, и крайне не заинтересована подпускать к процедуре заключения коллективного договора независимый профсоюз. Особенно, если учесть, что независимый профсоюз требует включить в договор гарантии для работников на случай массовых сокращений (которые судя по всему не за горами).

Дополнительно отметим, что незаконность подобного способа принятия колдоговора (нарушение ч. 5 ст. 37 ТК РФ) была отмечена сахалинским агентством по труду и занятости. Недобросовестному работодателю пофиг. Посмотрим, будет ли пофиг суду.

Напоминаем, 20 июля 2020 года компания «РН-Сахалинморнефтегаз» (дочка «Роснефти») объявила об остановке своих нефтяных и газовых промыслов на севере Сахалина. Причина – авария на магистральном трубопроводе в Комсомольске-на-Амуре. Отметим, что для Охи и Ноглики данное предприятие градообразующее и его остановка – социальная катастрофа.

Профсоюз МПРЭО начал организовывать кампанию протеста. После этого работодатель заявил, что приостановка работы вызвана не аварией, а договором с ОПЕК (заключённым за два года до нынешних событий). Также работодатель устно объявил, что увольнений и прочих неприятных социальных последствий от приостановки работы не будет. Всё будет хорошо. Профсоюз попросил работодателя пояснить, как будет выглядеть оное «хорошо» в конкретных письменных приказах и документах. По каким-то странным причинам работодатель делать этого не стал. Вместо этого резко активизировал кампанию по выживанию независимого профсоюза.

Александр Зимбовский

Предыдущая запись
Следующая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 17 подписчикам