Кому служат суды в Башкирии?

С сильным не борись, с богатым не судись, — говорит русская пословица. Но, наслушавшись речей руководителей государства российского о торжестве закона и независимости правосудия, забыл я эту народную мудрость и рискнул подать в суд на «Башкирэнерго». Ну и что, что это бывшая вотчина, верховного олигарха всея Руси Чубайса, — думал я. Чубайс с энергетики давно ушел, а нарушения трудовых прав работников, получающих половину от положенного, столь явно выражены, что даже при предвзятом отношении их трудно не заметить. И подсчитав размер недоплаченной зарплаты, я отнес исковое заявление в суд.

Суд заявление принял сразу, без каких-либо вопросов. Ну вот, а говорили…, — подумал я, вспомнив лихие 90-е, когда суды отказывались принимать заявления по трудовым спорам, и чтобы добиться принятия исков приходилось проводить пикеты городской администрации с угрозами перекрытия центральной городской магистрали.

Но рано я начал радоваться… права оказалась народная мудрость. Рассмотрение дела в районном суде тянулось долгих 14 месяцев, вместо двух положенных по закону, и в ходе него было допущено столько нарушений, что хватит на целый роман, или на несколько уголовных дел, если, только, судить будут не наши, а по-настоящему независимые судьи. Свечку я, конечно, не держал, но … сложно допустить, что массовое наличие судебных, как бы помягче выразиться, казусов, допущенных судьями трех инстанции было случайно.

Оставление дела без рассмотрения

Дважды дело пытались оставить без рассмотрения.

Сначала судья Октябрьского районного суда Уразметов И.Ф. вынес определение об оставлении искового заявления без рассмотрения в связи с повторной неявкой истца. И всего-то для этого понадобилось «нарисовать» два протокола судебных заседаний, не уведомить у них стороны, но записать в протоколах, что стороны уведомлены надлежащим образом. Правда, если учесть, что первое из этих заседаний было 17 ноября, а следующее 21 ноября, а 19 и 20 ноября выходные, то суд в принципе не мог за этот время уведомить истца по почте. В этих действиях судьи Уразметова содержаться признаки состава преступления предусмотренного статьей 305 УК РФ (Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта), что, впрочем, не мешает ему и дальше осуществлять «правосудие». Понадобилось 4 месяца, обращение к председателю суда и ряд публикаций в средствах массовой информации, чтобы противозаконное определение было отменено и рассмотрение дела продолжено.

Второй раз дело пытался прекратить Верховный суд Республики Башкортостан, безосновательно вынесший определение об оставлении апелляционной жалобы без рассмотрения в связи с пропуском срока на подачу апелляционной жалобы и отсутствия ходатайства об его восстановлении. Согласно закону апелляционная жалоба должна быть подана в течение месяца со дня изготовления решения суда первой инстанции в окончательной форме. Решение было принято 30 июня, но в окончательной форме изготовлено лишь 21 июля, что указано непосредственно в тексте судебного решения. По закону решение должно быть изготовлено в срок не более 5 дней со дня принятия, поэтому в протоколе судебного заседания записано, что решение будет изготовлено 5 июля. Эта дата и была принята Верховным судом РБ за начало срока обжалования. Можно конечно допустить, что председательствующая в судебном заседании судья Абубакирова Р.Р., одновременно являющаяся докладчиком дела, имеет избирательное зрение и, увидев в протоколе дату, в которую решение должно было быть изготовлено, но которую не соблюл суд, «не заметила» дату изготовления, указанную в самом решении. Можно также допустить, что у судей Верховного суда РБ очень плохой слух, и они не услышали, возражений истца, указавшего на этот факт. При желании можно поверить во все что угодно, но мне что-то не вериться…

Дальше еще интереснее. С вынесенным апелляционным определением можно ознакомиться лишь после его пересылки в суд первой инстанции, то есть через 15 дней. Эти же 15 дней составляет срок его обжалования. И чтобы избежать повторения казуса с пропуском срока, я подал предварительную частную жалобу в Президиум Верховного суда РБ. Думаете, суд исправил «ошибку» своих коллег? Не тут то было. Он применил к частной жалобе процессуального характера, правила рассмотрения кассационной жалобы и вернул жалобу заявителю. Ну не разобрался, бывает. Привык, что в Президиум поступают в основном кассационные жалобы и не увидел в заголовке слово «частная».

И если бы я параллельно не подал в Октябрьский суд заявление о восстановлении не пропущенного (!!!) срока, дело могло бы быть окончательно проиграно уже на этом этапе.

Безосновательность решения

Таким образом, оставить моё дело без рассмотрения у судов двух инстанций не получилось. Пришлось, выносить решения, а в них надо что-то писать, чем-то мотивировать. Рассмотрим этот аспект дела.

Решение суда состоит из двух частей. В удовлетворении основной части исковых требований отказано в связи истечением трехмесячного срока исковой давности. Хотя, по мнению истца, применение названного срока исковой давности в данном конкретном деле не обоснованно и противозаконно (это предмет отдельной статьи), решение суда в этой части внешне выглядит мотивированным.

В удовлетворении требований в рамках трехмесячного срока исковой давности отказано «в связи с недоказанностью наличия нарушений действующего законодательства со стороны ответчика при начислении заработной платы и учета рабочего времени». И эта часть судебного решения висит в воздухе. Суды первой и апелляционной инстанции не исследовали ни одного обстоятельства дела, не оценили ни одного из представленных по делу доказательств. Истцом представлены сотни документов и их копий, сотни документов представлены ответчиком по требованию суда. Расчеты недоплаты за каждый месяц, подтверждены графиками работ, табелями и расчетными листками. Но напрасно искать в решении упоминания об этих доказательствах, одни лишь общие фразы. Указав в общей форме на ошибочность расчетов истца, и на их проверку, суды не привели никаких фактов этой ошибочности, никаких результатов проверки. Судами даже не установлена норма времени, которую должен был отработать истец в тот или иной период, фактически отработанное им время, размер оплаченной переработки и т.д.

Чтобы предать какую-то видимость обоснованности решению, суд сослался на Экспертное заключение. (Да по делу проводилась экспертиза, и текст экспертного заключения, его нелогичность и противоречивость достойны пера Зощенко или Задорнова). При этом в нарушение требований законодательства суд не только не указал, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ, но и «упустил» из виду ряд существенных обстоятельств. В частности судом «упущено», что центральной мыслью Экспертного заключения является его вероятный и (или) условно-вероятный характер, об этом неоднократно говориться в самом экспертном заключении; также в Экспертом заключении неоднократно говориться о том, что сделать выводы не представляется возможным. Но для коммерческой экспертизы, оплаченной ответчиком, нет ничего невозможного, и выводы она сделала, причем выводы угодные ответчику. Также судом было упущено, что экспертное заключение основано на выборочном и частичном исследовании материалов дела. Так проверка правильности доплаты за работу в ночное время произведена лишь за 12 месяцев из 12 лет, то есть всего за 8% периода. По ряду показателей оплата и доплата за работу в праздничные дни, оплата сверхурочной работы, оплата времени спецподготовки проверка не производилась вообще. Не обратил суд внимания и на то, что выводы Экспертного заключения не соответствуют результатам экспертизы. Что даже при выборочной проверке экспертами было обнаружено множество фактов неправильного начисления заработной платы: установлена недоплата за работу в ночное время; неоплата переработки за 466 часов; недоначисление премии, неправильный учет сверхурочного времени и произвольное изменение нормы времени.

Но самое главное, чего «не заметил» суд, состоит в том, что Экспертное заключение вообще не может быть положено в обоснование судебного решения, так как в удовлетворении исковых требований, за периоды охваченные, экспертным заключением судом отказано, по мотивам пропуска исковой давности, а период за который, по мнению суда, исковая давность не пропущена, остался за пределами исследований экспертного заключения.

Подлог доказательств

Говоря о существенных нарушениях, допущенных при рассмотрении дела надо также упомянуть еще о двух обстоятельствах.

В ходе судебного процесса, при ознакомлении с представленными ответчиком документами, истцом был обнаружен факт подлога доказательств ответчиком. Данное противоправное действие содержит в себе признаки состава преступления, предусмотренного ст.303 УК РФ (фальсификация доказательств). По данному факту было заявлено ходатайство, о принятии судом частного определения о направлении дела в части подлога для расследования в прокуратуру. Однако, судья отказался предпринимать по данному факту какие-либо действия, так как «таковая его обязанность не предусмотрена ГПК РФ». Довольно странная логика и мораль. Впрочем, не буду говорить о морали и нравственности, а также о достоинстве и авторитете судебной власти, из подобного поведения видно, что не всем доступно их понимание. Но есть документ, знать и соблюдать который судья обязан. Речь идет о Кодексе судебной этики, который не просто декларирует «повышенные нравственно-этические требования к судье», но и конкретизирует их содержание. Так согласно части 2 ст.5 «Судья не вправе уклоняться от рассмотрения поступивших к нему заявлений, ходатайств и жалоб или иным образом отказываться от исполнения своих профессиональных обязанностей, за исключением случаев, требующих заявления самоотвода». Согласно части 5 ст.6 «Судья не должен совершать каких-либо действий либо давать повод другим лицам совершать такие действия, которые позволяли бы сделать вывод об оказании влияния на осуществление судьей его полномочий и усомниться в независимости и беспристрастности судьи».

Если простой человек, проходит мимо преступления, будучи в силах пресечь его, то общественная мораль осуждает его, как несознательного, безнравственного субъекта. Судья же, который по своему статусу и общественной роли, должен быть эталоном высоконравственного гражданина, оказывается вправе игнорировать противоправные действия, содержащие признаки состава преступления, совершаемые в его кабинете, в судебных заседаниях под его председательством.

Пропажа доказательств

Другим вопиющим фактом является исчезновение из дела 844 листа документов, представленных ответчиком по судебному запросу по ходатайству истца и 83 листа документов дополнительно представленных ответчиком по запросу экспертов. Документов, которые однозначно подтверждают обоснованность исковых требований. В числе этих документов и документ сфальсифицированный ответчиком. Примечательно и то, что о существовании в деле дополнительно представленных на экспертизу документов сторона истца не знала, вплоть до вынесения судебного решения.

Вопрос об исчезновении документов «исследовался» судьей Верховного суда РБ Абубакирова Р.Р., в Определении об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции она указала, что согласно записи от 15 сентября 2017 года эти документы получены представителем ООО «Башкирэнерго» (том 4 л.д.136).

Согласно ст.72 ГПК РФ «Письменные доказательства, имеющиеся в деле, по просьбе лиц, представивших эти доказательства, возвращаются им после вступления решения суда в законную силу. При этом в деле оставляются засвидетельствованные судьей копии письменных доказательств». Пункт 12.4 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, конкретизирует эту норму, указывая, что «Взамен выданного подлинника к делу приобщается его копия, заверенная судьей и гербовой печатью суда».

Решение вступило в силу 01.02.2018 г. Таким образом, получение документов представителем ООО «Башкирэнерго» 15.09.2017 произведено в нарушение требований данной статьи. Более того, указанных документов в деле не было уже в момент ознакомления истца с материалами дела в августе 2017 г., том 4 на момент ознакомления с делом завершался л.56, при этом копий названных документов в деле также не было.

Нарушения в Верховном суде Республики Башкортостан

Не остался в стороне от нарушений и суд апелляционной инстанции. Так Апелляционное определение  безосновательно изменило судебное решение, распространив пропуск срока исковой давности на требования за январь 2016 г. Поскольку данное требование не содержалось ни в апелляционной жалобе, ни в возражениях на нее, принятие данного решение является превышением полномочий суда апелляционной инстанции, который может принимать решение лишь в отношении, заявленных в апелляционной жалобе требований. Понимая незаконность изменения решения, суд попытался замаскировать его, так в резолютивной части определения сказано «оставить решение без изменения».

Позиция Верховного суда РБ выглядит довольно «странной», так как, признав исковые требования за январь 2016 г. поданными с пропуском срока исковой давности, он не сделал то же самое в отношении требований за февраль 2016 г., признав требования за этот месяц лишь недоказанными. Хотя расчет за январь и февраль был произведен одновременно, и, следовательно, срок исковой давности по ним начался в один день.

С другой стороны, причины таких действий Верховного суда вполне понятны. Видя, что суд первой инстанции не исследовал обстоятельств начисления заработной платы за январь, а значит утверждение о недоказанности требований за этот месяц совершенно необоснованно, он попытался таким неуклюжим образом прикрыть нарушения суда первой инстанции.

Следует также сказать, что судья Абубакирова Р.Р. отказавшая в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции согласно ст.17 ГПК РФ, не имела права рассматривать кассационную жалобу, так как ранее принимала участие в рассмотрении апелляционной жалобы (в результате которого она была противозаконно оставлена без рассмотрения).

Столь большое количество нарушений, допущенные ни одним человеком, а тремя судебными инстанциями подряд вызывают серьезные сомнения в неслучайности их «ошибок», в их заинтересованности в определенном исходе дела. Хотя для Башкирэнерго истребуемая сумма является мелочью, но удовлетворение иска явно не устраивает его хозяев, так как, во-первых, покажет масштабность нарушений трудовых прав работников предприятия, во-вторых, может привести к массовой подаче ими исков о взыскании недовыплаченной заработной платы и необходимости существенно раскошелиться на исправление «ошибок» в начислении заработной платы.

Все эти и другие нарушения, которых как сказано выше хватит на роман, изложены в Кассационной жалобе направленной в Верховный суд РФ. Надеюсь, что решение высшей судебной инстанции РФ, не выставит руководителей государства пустобрехами вещающими обывателям лапшу о торжестве закона и правосудия в условиях нарастающего произвола хозяев предприятий.

Если же Верховный суд РФ откажет в удовлетворении жалобы, это будет означать не только субъективную заинтересованность судов в защите интересов олигархов, но и торжество произвола последних, судебную санкцию на любое беззаконие, а также бесполезность борьбы с ними в рамках существующей правовой системы.

 

Константин Прасолов

 

 

 

Дополнительные материалы к статье

Изготовление решения и его последствия

Для изготовления мотивированного решения потребовался 21 день, вместо предусмотренных законом пяти, и два обращение к председателю районного суда. 21 день вместо пяти. За это время вполне можно составить грамотное, внутренне не противоречивое, соблюдающее хотя бы законы формальной логики решение, основанное на материалах дела. Однако текст решения показывает, что не всем это дано. Уже во вводной части читаем, что дело рассмотрено «в предварительном судебном заседании». Вот так да, 14 месяцев судебного процесса, незаконное оставление без рассмотрения, назначение трех экспертиз, а все предварительное судебное заседание. Понятно, что это просто описка, но не увидеть такую описку, в первом абзаце, после трех недель «работы» по составлению мотивированного решения – верх невнимательности, характеризующий отношение судьи к исполнению своих обязанностей.

Не оглашение материалов дела

Материалы дела в суде не оглашались, хоть в протоколе и содержится запись об их оглашении. А дабы меня не обвинили в клевете, добавлю, что оглашение материалов дела, занимающего 4 тома, в принципе невозможно за время судебного заседания отрытого в 09:00 и закрытого в 11:32. Понятно, что требование оглашения документов, не соблюдается довольно часто, и не является сколь либо серьезным нарушением, но в данном конкретном случае, это привело к тому, что часть материалов дела осталась неизвестной стороне истца. То есть данным нарушением было прикрыто другое, более серьезное нарушение, а именно включение в дело неизвестных истцу материалов, о наличии которых он не знал. Кроме того, часть содержащихся в деле документов, не указана в качестве оглашенных, даже в протоколе судебного заседания. Эти документы были обнаружены истцом лишь после вынесения решения, при ознакомлении с материалами дела.

Ходатайство об изучении экспертного заключения

Судья, словно в насмешку «удовлетворил» ходатайство представителя истца (т.3 л.д. 249) о предоставлении времени для детального изучения экспертного заключения, заявленное в судебном заседании открытом 29 июня 2017 года в 16:00, и назначил следующее судебное заседание в 08:50 30 июня (протокол судебного заседания т.3 л.д. 250). Этого времени (времени оставшегося до закрытия суда в 17:00) для изучения заключения (т.3 л.д.139-243) содержащего 70 листов и 9 приложений (34 листа) цифр явно недостаточно. О появлении экспертного заключения истец узнал лишь накануне в судебном заседании 28 июня 2017 года открытом в 15:40. Вследствие этого истец был лишен возможности сделать анализ и оценку данного Экспертного заключения, выводы которого имеют условно-вероятный характер и которым обнаружена масса нарушений учета рабочего времени и начисления заработной платы, при рассмотрении дела.

Апелляционное определение

14.11.17 срок был восстановлен, и 1.02.2018 дело было рассмотрено судом апелляционной инстанции. В удовлетворении жалобы было отказано, решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

При этом, не смотря на то, что Верховный суд определил оставить решение Октябрьского районного суда без изменения, в мотивировочной части Апелляционного определения указано, на пропуск срока исковой давности относительно требований за январь 2016 года, в то время как суд первой инстанции, отказал в удовлетворении этих требований на основании недоказанности наличия нарушений действующего законодательства со стороны ответчика. Таким образом, решение суда первой инстанции было фактически изменено, хотя в резолютивной части Апелляционного определения сказано иное.

Апелляционное определение Верховного суда РБ повторив, доводы Октябрьского районного суда г. Уфы дополнило их новым ничем не обоснованным утверждением: «Довод жалобы относительно не пропущенного истцом трехмесячного срока исковой давности на требования полной выплаты заработной платы за январь, февраль 2016 г. и декабрь 2015 г. не могут повлечь отмену решения суда, поскольку срок исковой давности за декабрь 2015 г. и январь 2016 г. истцом пропущен…»

Таким образом, Верховный суд РБ не только не устранил пробел в мотивировочной части Решения Октябрьского районного суда и не дал правовой оценки факта подтвержденной документами болезни истца, оцененной Октябрьским районным судом в качестве «уважительной причины» пропуска срока исковой давности, но и произвольно счел пропущенным срок исковой давности за январь 2016 г.

Последний вывод противоречит установленным судами обоих инстанций фактам и материалам дела. Расчет за январь 2016 г. произведен в последний день работы 5 февраля 2016 года. Согласно ст. 107 ГПК РФ «течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало», то есть 6 февраля 2016 года. Согласно ст. 108 ГКП РФ «Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца срока». Исковое заявление подано и зарегистрировано в Октябрьском районном суде 4 мая 2016 года, то есть в пределах установленного ст. 392 ТК РФ трехмесячного срока. Данный факт был признан в ходе судебного разбирательства ответчиком. Позиция Верховного суда РБ тем более не понятна, что он признал исковые требования за февраль 2016 года поданными с соблюдением срока исковой давности, хотя расчет за февраль был произведен одновременно с расчетом за январь и исковые сроки по обоим месяцам начали течь одновременно.

Кроме того, согласно ст. 327.1 ГПК РФ «суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления», требование о признании исковых требований за январь 2016 г. поданными с пропуском срока исковой давности не содержалось ни в Апелляционной жалобе, ни в возражениях на нее. Таким образом, Верховный суд РБ принял решение, выходящее за пределы его полномочий.

Необоснованность принятых судебных решений

Согласно части 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Согласно ст.67 ГПК РФ суды обязаны отразить в решениях результаты оценки доказательств «в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими». Ст. 198 ГПК устанавливает, что «В мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд».

Согласно Постановлению Пленума Верховного суда РФ № 23от 19 декабря 2003 г. «О судебном решении».

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п.3).

В решении суда … необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд. (п.4).

Оценка судом заключения эксперта должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ (п.7).

 

В нарушение названных норм суды первой и апелляционной инстанции не исследовали обстоятельств дела, не оценивали представленные по делу доказательства. Истцом в качестве доказательств представлены сотни документов и их копий, сотни документов представлены ответчиком по требованию суда. Все эти документы подтверждают указанные в исковом заявлении факты, расчеты недоплаты за каждый месяц, подтверждены графиками работ, табелями и расчетными листками. Однако суд не исследовал и не дал оценки ни одному из этих документов и даже не упомянул об их наличии. Указав в общей форме на ошибочность расчетов истца, и на их проверку, суды не привели ни каких фактов этой ошибочности. Судами даже не установлена норма времени, которую должен был отработать истец в тот или иной период, фактически отработанное им время, размер оплаченной переработки и т.д. При этом суд апелляционной инстанции безосновательно указал что «расчет произведен в полном объеме в день увольнения», хотя в имеющемся в деле расчетном листке за февраль 2016 г. (т.2 л.д.7) указано, что расчет в полном объеме произведен не в день увольнения 05 февраля 2016 г., а лишь 08 февраля 2016 г.

Таким образом, без какой-либо правовой оценки остались следующие обстоятельства по делу:

  • Согласно Производственному календарю, опубликованному на сайте Министерства труда и социального развития Республики Башкортостан, норма рабочего времени в январе 2016 года составляла 120 часов. Данный факт является общеизвестным и в доказывании не нуждается. В феврале 2016 года мною была отработана календарная неделя, норма рабочего времени – 40 часов (ст.91 ТК РФ). Итого за отработанный мною в 2016 году период норма рабочего времени составила 120 + 40 = 160 часов. Фактически мною было отработано 14 рабочих смен в январе и 3 рабочих смены в феврале, то есть 17 рабочих смен. Кроме того, в январе 2016 года 4 часа (19 января) были заняты теоретическим обучением, а в феврале 2016 был еще один 8-часовой рабочий день (5 февраля). Данные факты подтверждены представленными ответчиком графиками сменности, табелями учета рабочего времени, журналом учета теоретического обучения. Упоминание об этих, представленных ответчиком документах содержится в описи документов (т.3 л.д.115-118, 130-131 и 143-145). Однако данные документы из материалов дела непонятным образом исчезли. Данные факты также подтверждены копиями документов, приложенных истцом к исковому заявлению (т.1 л.д. 76-175). Таким образом, даже если исходить из 12-часовой продолжительности рабочей смены, то фактически было отработано: 17 х 12 + 4 + 8 = 216 часов, а суммарная переработка за отработанный период составила 216 – 160 = 56 часов. Оплачено же было всего 11,34 часа.
  • Фактически рабочая смена, начинаясь в 7:30 (дневная) и 19:30 (ночная) и заканчиваясь в 20:00 (дневная) и 08:00 (ночная), составляет 12,5 часов, в то время как ответчиком противоправно учитывалось лишь 12 часов. Довод ответчика о предоставлении диспетчерам обеденного перерыва продолжительностью 30 минут не подтвержден материалами дела и противоречит положениям Должностной инструкции дежурного диспетчера ВРЭС, другим локальным нормативным документам запрещающим уход с рабочего места без сдачи смены, обязывающей дежурного диспетчера обеспечивать бесперебойность электроснабжения потребитель электроэнергии. Представленные ответчиком подлинники должностных инструкции, из дела также исчезли, упоминание о них также содержится в описи представленных ответчиком документов (т.3 л.д.115-118, 130-131 и 143-145). Но в деле имеется копия Должностной инструкции, приложенная истцом к исковому заявлению (т.1 л.д. 176-185).
  • Для расчета часовой ставки для оплаты отработанного сверхустановленной продолжительности рабочего времени делим оклад, начисленный за отработанное время (25 700 рублей в январе + 6 702,66 рубля в феврале = 32 401,66 рублей) на норму часов в отработанном периоде (160): 32 401,66 /160 = 202,51 рубля в час. Однако ответчик произвел расчет исходя из иного размера часовой ставки. Размер начисленного в январе и феврале 2016 года оклада доказывается расчетными листками за соответствующие месяцы. Копии расчетных листков приложены к исковому заявлению (т.1 л.д.18-75). Подлинники расчетных листков, представленные ответчиком, из материалов дела также исчезли, упоминание о них имеется в описи представленных ответчиком документов (т.3 л.д.115-118, 130-131 и 143-145).
  • Согласно ст. 152 ТК РФ первые два часа переработки оплачиваются в 1,5 размере, последующие в двойном размере: 202,51 х 2 х 1,5 + 202,51 х (64,5-2) х 2 = 25 921,33 рубля. Оплачено ответчиком за переработку 2 693,01 рубля. Недоплата составила 25 921,33 – 2 693,01 = 23 228,32 рублей.
  • При расчете оплаты времени работы в праздничное и ночное время ответчик исходил из часовой ставки, рассчитанной за 2016 год в целом, а не из ставки, рассчитанной за отработанное в 2016 году время. В январе в праздничное время было отработано 48 часов, если исходить из продолжительности смены в 12 часов, и 50 часов, если исходить из фактической продолжительности рабочей смены. За часы отработанные в праздничное время часы положена доплата: 50 часов х 202,51 рубля в час = 10 125,5 рублей. Ответчиком было начислено и выплачено 1 899,83 х 4 = 7 599,32. Таким образом, недоплата за работу в праздничные дни составила 10 125,5 рублей – 7 599,32 = 2 526,18 рублей. В ночное время было отработано 64 часа в январе. Доплата за работу в ночное время должна составлять 64 х 40% х 202,51 = 5 184,26 рублей. Ответчиком было начислено и выплачено 4 052,99 рублей. Недоплата за работу в ночное время составила 5 184,26 рублей – 4 052,99 рублей = 1 131,27 рублей.

 

Предыдущая запись
Следующая запись

Один комментарий для “Кому служат суды в Башкирии?”

  1. Константин Прасолов

    Данная статья была написана в начале июня. За прошедший период ситуация несколько изменилась. Судья Верховного Суда РФ Журбин М.А. счел допущенные судами нарушения не существенными и 11.07.18 вынес определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрение в судебном заседании. Этим определение законные средства обжалования фактически исчерпаны. В настоящее время готовится обращение к Председателю Верховного Суда РФ и Генеральному прокурору РФ с просьбой обжалования судебных решений в порядке надзора. Одновременно готовиться жалоба в Европейский суд по правам человека, возможно до него не дотянутся руки чубайсят.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 5 подписчикам