Красный Интернационал Профсоюзов как детище Коминтерна

Великая Октябрьская Социалистическая Революция вызвала колоссальный подъём борьбы пролетариата по всему миру.  В первые годы после Октября буржуазия промышленно развитых стран содрогалась от ужаса при виде той мощи, которая таилась в недрах рабочего класса.  Попытки установления пролетарской диктатуры в Германии и Венгрии, волны забастовок, стачек и восстаний, всё более организованных, заставляли правящий класс искать новые методы воздействия на разорённые империалистической войной, кипящие гневом народные массы. Чтобы сохранить систему эксплуатации, правительства пошли на некоторые уступки трудящимся: были сделаны шаги по развитию рабочего законодательства, предприняты попытки пойти на соглашение с профсоюзами и превратить их в одно из орудий капиталистической гегемонии наравне с реформистскими социал-демократическими партиями.  

Для этого при Лиге Наций было создано Международное Бюро Труда, которое занималось подготовкой и проведением законов по охране труда. Решения этого органа носили рекомендательный характер. Кроме этого в 1919 году при содействии реформистов был создан Амстердамский интернационал профсоюзов, который стремился утвердить в рабочем движении политику соглашательства и «классового мира», навязывая профсоюзам идею политической нейтральности. Буржуазия желала всеми силами оградить  рабочие массы от влияния коммунистических идей. 

Но на эту приманку клюнули далеко не все профсоюзные лидеры и активисты. Не только коммунисты и анархо-синдикалисты были возмущены лживостью Амстердамского интернационала, но и многие далекие от политики рабочие, испытавшие на себе предательство «жёлтых» профсоюзов.  Во многих профсоюзных объединениях образовалась левая оппозиция.  Создание Коммунистического интернационала вдохновляло на мысль о возможном объединении революционных профсоюзов в мировом масштабе. 

Первый шаг к такому объединению был сделан 16 июня 1920 года, когда в Москве состоялось совещание представителей революционных профсоюзов России, Великобритании и Италии. В принятой по итогам совещания резолюции признавалась «неспособность существующего международного объединения профсоюзов руководить классовой борьбой и низвергнуть международную буржуазию путем диктатуры пролетариата». В июле того же года по инициативе ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов – ред.) был создан Международный Совет Профессиональных Союзов, в который вошли представители России, Франции, Италии, Испании, Болгарии и Югославии. На совещании Межсовпрофа была принята декларация, позволившая подготовить всемирный учредительный конгресс революционных профсоюзов, состоявшийся в июле 1921 года, на котором был принят устав Красного Интернационала Профсоюзов. 

Заседание конгресса Профинтерна

Первый конгресс Профинтерна обрисовал задачи нового объединения: организовать рабочих всего мира для уничтожения капиталистического строя; вести агитацию и пропаганду идей классовой борьбы, социальной революции, диктатуры пролетариата; бороться против идеологии соглашательства, «классового мира» и бесплодных надежд на мирный переход от капитализма к социализму, а также против насаждавшего эту идеологию Амстердамского интернационала; координировать борьбу рабочих в разных странах, организовывать международные выступления и обеспечивать взаимопомощь в трудовых конфликтах. 

Взаимодействие Коминтерна и Профинтерна выстраивалось согласно выработанным на опыте большевиков положениям о задачах партии пролетариата и профсоюзов. Ещё в  работе «Что делать» В.И. Ленин критиковал представителей экономизма, которые считали, что стихийное рабочее движение способно выработать в пролетариях классовое сознание без специальной теоретической подготовки. «Но стихийное развитие рабочего движения есть именно подчинение его буржуазной идеологии»,  писал Ленин, имея в виду, что чисто экономической борьбы ещё не достаточно для того, чтобы рабочие вышли за рамки цехового тред-юнионизма и дошли до осознания своей подлинной исторической миссии – уничтожения частной собственности и эксплуатации, обобществления средств производства и построения бесклассового общества.  Буржуазия обладает громадным опытом и очень широкими возможностями в распространении и пропаганде своей идеологии, которая давит спонтанные проблески классового сознания. Поэтому задача партии рабочего класса  «состоит в том, чтобы совлечь рабочее движение с этого стихийного стремления тред-юнионизма под крылышко буржуазии и привлечь его под крылышко революционной социал-демократии»  

На III конгрессе Коминтерна Ленин кратко сформулировал задачи и роль профсоюзов в пролетарской революции. Эти задачи отличны друг от друга на разных стадиях революционного процесса:  

«До завоевания власти действительно революционные пролетарские профессиональные союзы организуют рабочих на экономическом базисе, для завоевания тех улучшений, которые возможны до низвержения капитализма, но ставят во главу угла всей своей деятельности организацию массовой пролетарской борьбы против капитализма, за пролетарскую революцию. Во время пролетарского переворота действительно революционные профессиональные союзы рука об руку с партией организуют  массы для непосредственного штурма твердынь капитала и берут на себя основную работу по организации социалистического производства. После завоевания и упрочения власти работа профессиональных союзов переносится преимущественно в область организационно-хозяйственную; профессиональные союзы почти целиком посвящают свои силы делу организации хозяйства на социалистических началах и действительно становятся тем самым практической школой коммунизма».

Задача классового авангарда в лице партии — руководить борьбой пролетариата на всех её этапах. Профсоюзы же, будучи более массовой организацией, в которую входят не только сознательные, но и даже и те рабочие, которые только встали на этот путь, играют по отношению к партии роль периферии по отношению к центру. Подготовка революции невозможна без опоры на широкие массы, а значит, требует решения насущных проблем, наиболее возможного улучшения жизненного уровня рабочих. Всем понятно, что ни о какой классовой сознательности не может быть речи, если человек работает по 12 часов и пребывает в постоянном страхе умереть от голода. Но начав заниматься этими текущими, частичными задачами, очень скоро приходишь к выводу, что решение этих задач ограничивается рамками капиталистической системы. Любая победа на этом пути будет временной и неполной пока не будет полностью ликвидирована власть капитала. Таким образом, политическая и экономическая борьба взаимно дополняют друг друга, образуют единство революционного процесса, сохраняя при этом свою специфику. 

Французские рабочие

Обеспечивать влияние партии в профсоюзах должны были коммунистические ячейки. Подчеркивая важность профсоюзов для воспитания трудящихся масс, Ленин резко критиковал сектантские призывы некоторых «левых» коммунистов о выходе из реакционных и реформистских профсоюзных организаций и формировании чисто коммунистических групп в рабочем движении. Такая тактика не только лишала бы коммунистов контакта с массами, поддержки масс, но и раскалывала бы движение, отдавая значительную долю рабочих во власть буржуазной пропаганды. По словам Ленина, «ни один реформистский союз не должен оставаться без известного фермента, без коммунистического бродила». 

В начале 1920-х годов, выдержав удары пролетариата, европейская буржуазия перешла в контрнаступление, прибегая не только к механизмам экономического и политического господства, но и к откровенному террору с использованием специально созданных фашистских боевых отрядов. Под угрозой оказались достижения рабочего движения первых послевоенных лет, такие как 8-часовой рабочий день, охрана труда, некоторые социальные гарантии и элементы рабочего контроля. Правящий класс стремился повесить на рабочих все тяготы по восстановлению пострадавшей от войны экономики. 

Одним из средств, которые для этого применялись, была рационализация производства — комплекс технологических и организационных мер, направленных на максимальное снижение издержек. На предприятиях внедрялись новые системы разделения труда, фордизм и тейлоризм, которые стремились довести действия каждого работника до наибольшего автоматизма. И это не просто повышало интенсивность труда. Антонио Грамши указывал, что основная цель этих нововведений — «разбить старый психофизический комплекс квалифицированного профессионального труда, требовавшего известного активного участия ума, фантазии, инициативы трудящегося и свести все производственные операции только к их физическому, машинному аспекту». Путем увольнения тех, кто не приспособился к новым условиям, американские, а потом европейские капиталисты пытались вывести новый тип работника. Отсюда берут своё начало фантазии Карела Чапека о роботах и мрачная картина антиутопии Метрополиса. 

В ответ на наступление капитала Красный Интернационал Профсоюзов приступил к разработке стратегии единого фронта борьбы. Одним из главных элементов этой стратегии стали фабрично-заводские комитеты. Они создавались во время войны во многих странах как орган рабочего представительства и выбирались всеми сотрудниками предприятия, выражая их интересы как единого коллектива. Этим преодолевалась цеховая ограниченность старых профсоюзов. Перед сторонниками Профинтерна стояла задача радикализации существующих фабзавкомов, обеспечения для них более широких полномочий, и их создания там, где их еще нет. Единый фронт требовал наибольшего привлечения трудящихся к выборам в комитеты, независимо от их профессии и идейной ориентации. Также распространена была такая форма организации как комитеты борьбы, которые, в отличие от фабзавкомов, были временными органами, избирались всеми сотрудниками предприятия на время забастовок для руководства совместными действиями и распускались с прекращением конфликтов. Комитеты борьбы показали свою эффективность в противостоянии реформистским профсоюзным бюрократам, не давая последним «сливать» протесты, настаивая на доведении борьбы до конца, организуя тарифные комиссии и органы контроля над исполнением заключенных соглашений. 

Важным достижением Профинтерна стало всестороннее изучение и развитие стратегии и тактики проведения забастовок. Лидеры старых тред-юнионов в течение двух столетий не проявляли к этому вопросу должного внимания. Забастовки были для них эксцессом, который нужно любой ценой прекратить. Члены организаций, входивших в Профинтерн, напротив, занимались глубоким изучением того, какие существуют особенности, разновидности и этапы забастовок, как выбирать подходящий момент для начала, как связаны забастовки с политическими действиями, как подготавливать и координировать действия бастующего коллектива. Этим вопросам посвящались отдельные конференции и методические пособия. «При всей огромной разнице между армией и стачечной армией, между боем и стачкой, имеется много принципов, выдвинутых военной наукой и военными специалистами, которые могут быть с пользой примерены к организации и руководству стачечными боями», — утверждал председатель исполнительного бюро Профинтерна А. Лозовский. 

Американские шахтеры

Эффективность проведения Профинтерном политики интернационального единства рабочих показала себя во время Рурского кризиса. 11 января 1923 года в ответ на отказ германского правительства выплачивать репарации Франция и Бельгия ввели войска на территорию Рурского бассейна, дававшего Германии 70% угля и 50% производимой стали. Правительство  Вильгельма Куно призвало население страны к пассивному сопротивлению. Европа оказалась на пороге новой большой войны. Казначейство Германии начало денежную эмиссию, что вызвало громадную инфляцию. Обвал национальной валюты лишил население всех сбережений, но позволил государству рассчитаться с военными долгами, а крупной буржуазии нажиться за счет грошовых кредитов на закупку оборудования и приток прибылей от экспорта. Капиталисты, как это обычно бывает, воспользовались бедствием народа для еще большего ограбления этого народа 

16 января Коминтерн и Профинтерн обратились с призывом ко всем рабочим, крестьянам и солдатам Германии и Франции объединиться и дать отпор империалистам своих стран.  Вслед за этим вышло воззвание уже к рабочим всего мира прийти на помощь своим братьям. Во многих странах прошли массовые митинги и демонстрации, организован сбор средств для поддержки рабочих на оккупированной территории, в частности советские профсоюзы послали полмиллиона пудов хлеба.  В апреле прошла широкая пропагандистская кампания, в ходе которой в крупных городах Германии, Франции, Англии и Чехословакии устраивались митинги против милитаризма и фашизма.  

Угольную и металлургическую промышленность Германии сотрясают крупные забастовки, в которых ключевую роль играют фабрично-заводские комитеты. В мае почти вся Рурская область была охвачена забастовкой шахтеров и металлистов, охватившей 460 000 человек и сопровождавшейся столкновениями с полицией и фашистскими отрядами. Летом 1923 г. забастовочное движение стало охватывать другие регионы, а 11 августа производственный совет Берлина объявил трёхдневную всеобщую стачку с требованием распустить рейхстаг и сформировать новое правительство. 13 августа правительство Куно было отправлено в отставку.  

Важнейшим направлением работы Профинтерна, которое придавало его деятельности поистине мировой масштаб, была организация рабочего движения в колониях и полуколониях. Эта задача имела ряд специфических особенностей. Прежде всего — недостаточное развитие промышленности, рост которой долгое время искусственно тормозился. Многие страны Африки и Азии только выходили из феодального строя. При этом докапиталистические отношения встраивались в логику самовозрастания капитала и постоянно воспроизводились, придавая силы жаждущему новой крови империализму. Поэтому эти регионы должны были пройти через буржуазно-демократические революции, которые отличались от буржуазных революций в независимых странах тем, что они органически связаны с национально-освободительной борьбой против иностранного колониального гнета. 

Деятельность компартий и революционных профсоюзов в странах периферии должна была решать двойную задачу. Коммунисты поддерживали национальную буржуазию в национально-освободительной борьбе, а также когда нужно было свергнуть остатки феодальных или рабовладельческих порядков, и в то же время боролись против неё за непосредственные экономические и политические интересы рабочего класса, понимая, что только встав на путь социалистической революции, национально-освободительное движение может достигнуть конечной цели. Профинтерн также добивался поддержки освободительного движения колоний со стороны профсоюзов метрополий.  

Немногочисленность рабочего класса в колониях и полуколониях компенсировалась его радикальностью и боевым настроем. Здесь почти отсутствовала рабочая аристократия – главная опора «желтых» профсоюзов, поэтому почти везде организацию профдвижения брали на себя коммунисты. А жестокость колонизаторов и местных сатрапов приводила к тому, что большинство забастовок, даже начинавшихся по незначительным поводам, перетекали в восстания. Победа пролетариата в России благодатным дождем оросила эту почву революционным энтузиазмом, благодаря которому профсоюзные объединения росли как грибы. 

Африканские рабочие

 Так, в Китае первые профсоюзы стали возникать в 1917 г. А уже в 1925 г. была образована Всекитайская федерация труда. К проходившему в 1927 году IV съезду профсоюзов в Ханькоу их общая численность достигала 2,8 миллиона человек. В Индии созданный в 1920 году Всеиндийский конгресс профсоюзов, насчитывавший на момент основания 10 тысяч членов, к 1929 году увеличил свою численность до 190 тысяч человек. В Корее в начале 20-х годов профсоюзы почти отсутствовали, к концу 1927 г. Корейская рабочая федерация насчитывала 30 тысяч, а к концу 1929 г. – уже 50 тысяч человек. 

Направление на единый антиимпериалистический фронт в колониях, которое выдвинул Ленин на IV конгрессе Коминтерна, во многом показало свою эффективность.  Например, в Индонезии, находившейся в голландском подчинении, в начале 1923 года удалось сформировать единый фронт, в который кроме Коммунистической Партии Индонезии и революционных профсоюзов вошли интеллигентская организация «Буди Утомо», религиозно-националистическая «Серекат Ислам» и Национальная Индонезийская Партия. Это объединение поставило себе цель бороться за свободу профдвижения, защиту гражданских прав и достойную оплату труда. Уже в мае 1923 г. состоялась всеобщая забастовка железнодорожных работников. Начав с 8000 человек, постепенно количество бастующих увеличилось до 12000 человек. Несмотря на подавление этой забастовки, радикализм рабочих только усилился, и в 1926 г. на Яве и Суматре поднялось вооружённое восстание, которое возглавляли преимущественно коммунисты.  

Коммунистическая Партия Китая с 1924 года выступала единым фронтом с Гоминьданом и его тогдашним главой Сунь Ятсеном для борьбы с военными-монархистами. По всей стране прокатилась волна забастовок и крестьянских восстаний. Кульминацией этого движения стала вспыхнувшая в феврале 1927 г. всеобщая забастовка в Шанхае, в которой приняли участие текстильщики, металлисты, железнодорожники и рабочие других специальностей. Эта забастовка распространилась на другие регионы и затянулась на месяцы. Несмотря на то, что бастующие выдвигали лишь экономические требования, в конечном счёте, стачка преследовала цель раз и навсегда покончить с владычеством британского и японского империализма. Но китайская буржуазия, напуганная силой народных масс, резко сменила курс, и уже в апреле 1927 г. новый лидер Гоминьдана Чан Кай Ши развернул в стране контрреволюционный террор. 

Другом новым направлением в рабочем движении, начало которому положил Профинтерн, было массовое вовлечение в профсоюзную деятельность женщин, безработных, представителей национальных и расовых меньшинств. 

Меры по рационализации промышленности привели к большому увеличению числа женщин в производстве, и их роли во время забастовок. Деятельность Профинтерна включала в себя борьбу за улучшения положения всех категорий работниц, вовлечение женщин в профсоюзы, привлечение жён рабочих к стачечной борьбе и подготовку женского профактива. Постановлением IV Конгресса Профинтерна был создан Международный Профсоюзный Комитет Работниц, который занимался разработкой  и проведением директив по работе среди женщин. 

В Германии большое количество женщин было привлечено к выборам в фабзавкомыНа некоторых предприятиях с преобладанием женского труда были сформированы фабрично-заводские комитеты, в которых работницы составляли большинство. В Англии во время стачки текстильщиков Бедфорда, проходившей с апреля по июнь 1930 г. из 100 000 участников половину составляли женщины. 

Ярким примером растущего классового сознания работниц стала забастовка на металлозаводе в Лоренце (Германия). Сперва 12 ноября 1929 г. забастовали работницы нескольких цехов, требуя улучшения гигиенических условий. Профсоюз не санкционировал акцию, и работницы вместе с революционными членами фабзавкома выбрали комитет борьбы. 22 ноября на общезаводском собрании поддержали бастующих и выдвинули требования: повышение зарплаты на 10%; 10-минутный перерыв каждый час для работающих на конвейере и равную оплату за равный труд работниц. 28 ноября к забастовке присоединились ещё 600 рабочих одного из цехов. В результате участники забастовки добились частичного улучшения условий труда и небольшого повышения зарплаты. Хотя нескольких наиболее активных участников уволили, данный случай интересен тем, что именно женщины стали здесь инициаторами борьбы. 

Работницы ткацких фабрик

Движение безработных играло важную роль в революционном профдвижении, особенно в годы Великой Депрессии. На биржах труда при активном участии красных профсоюзов избирались комитеты безработных, которые издавали свои газеты и организовывали демонстрации, походы, собрания, митинги безработныхИх представители участвовали в общих конференциях и съездах профсоюзов, во время стачек безработные привлекались к борьбе со штрейкбрехерами. Одним из главных требований в крупных политических стачках было обеспечение пособия увольняемым за счёт работодателя. 6 мая 1930 года профсоюзы всех стран грандиозными массовыми выступлениями отмечали международный день борьбы против безработицы. На улицы вышли несколько сотен тысяч рабочих в Германии, более 1 миллиона рабочих в США, 45 тысяч в Канаде. 

Переломный момент в истории Красного Интернационала Профсоюзов наступил в 1933 году, когда Адольф Гитлер пришел к власти в Германии. В условиях общемировой угрозы фашизма и неизбежности новой войны для коммунистов всех стран на первый план вышла задача сохранения демократического устройства, которое в кровопролитных боях завоевывалось на протяжении предыдущих столетий. Требовалось любой ценой преодолеть раскол мирового рабочего движения на реформистские и революционные профсоюзы. Для этого Профинтерн пошёл на смелый и разумный шаг — самороспуск. Оценивая его работу, Георгий Димитров подвел итог:  

 «Профинтерн есть интернациональная организация, которая возникла, создалась в определенных исторических условиях и, по-моему, сыграла положительную роль. Если бы мы тогда это не сделали вообще, профсоюзы загнили бы как агенты буржуазии и классового врага. Но положение изменилось»  

С 1935 года профсоюзные объединения, члены Профинтерна, массово включались в состав реформистских союзов Амстердамского интернационала. А в декабре 1937 г. перестал существовать и центральный аппарат организации. 

Андрей Игумнов

 Список источников:

  1. Гальсен С., Сорбонский С.. Коминтерн и Профинтерн,  М., Издательство ВЦСПС, 1926.  
  1. Международное профдвижение 1923-1924 г. Издание Профинтерна, М., 1924. 
  1. Ленин В. И.. Что делать, Наболевшие вопросы нашего движения. М., Издательство ЛКИ, 2017. 
  1. В. И. Ленин и Коммунистический Интернационал. М., Политиздат., 1970. 
  1. Фостер У. З. Очерки мирового профсоюзного движения. М., Профиздат, 1956. 
  1. Лозовский А., Стачка как бой. Лекции, читанные в международной ленинской школе в январе-марте 1930 г., М. Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. 
  1. Мировое революционное профдвижение от IV до V Конгресса Профинтерна, М., Издательство ВЦСПС, 1930. 
  1. Коммунистический Интернационал в документах, М., Партийное издательство, 1933. 
  1. Адибеков Г. М. Октябрьская революция и профессиональные союзы. Развитие революционно-классовой концепции профсоюзного движения, М.,  Профиздат, 1987. 
  1. Грамши А. Избранные произведения в 3-х томах. Том 3. М., Издательство иностранной литературы, 1959. 
  1. Ватлин А. Ю. Коминтерн: идеи, решения, судьбы, М., РОССПЭН, 2009.

    Сайт РКРП

Предыдущая запись
Следующая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 10 подписчикам