МЕДИКИ ПЕДАГОГИ ПРЕРВАЛИ МОЛЧАНИЕ

«Когда ситуация в стране запредельная, когда жизнь каждого конкретного человека на счету, когда медперсонал работает на исходе сил, когда на помощь прибыли российские специалисты и у них можно чему-то научиться, еще острее оценивается ситуация на местах, ярко видны все промахи и недостатки, благодаря которым мы имеем то, что имеем.

Сегодня буквально все заняты пандемией, но если мы сегодня пустим на самотек текущие кадровые вопросы, назначения в медицинском мире, то завтра некому будет о чём-либо вообще говорить, потому что с тем руководством, которое сегодня возглавляет подготовку кадров в медицине, мы опустимся до нуля.

​И если мы сегодня промолчим о том, что происходит в нашем вузе, то мы – просто преступники, потому что завтра уже будет поздно. Можно бы промолчать, отмахнуться, но случай не тот, сегодняшний день показал, что за свое молчание мы платим жизнями казахстанцев, а это слишком высокая цена.

Почему приватизируются медицинские университеты? Почему внедрены программы стратегического партнерства именно с Литвой? Почему мы ориентируемся на Литву, почему свои национальные программы подготовки врачей разрушены, чему можем научиться в Литве.

Благодаря этим программам наши студенты выходят неподготовленными. Все магистранты, докторанты, администрация вуза по мобильности и повышению квалификации ездят только в Литву! Вернее, не дальше Литвы. По инициативе, считай, по приказу бывшего министра Биртанова Е.А. провостами с Литвы сидят люди в Карагандинском вузе и КазНМУ им. Асфендиярова, ректор в НАО «Медицинский университет Астана».

Нашему терпению пришел конец. Мы, сотрудники НАО «Медицинского университета Астана», в первую очередь хотим нарисовать объективную картину того, что происходит в вузе. И определим истоки сегодняшних проблем.

В первую очередь, констатируем усталость от так называемых «стратегических» партнеров (политика Министерства здравоохранения), первым из которых был навязанный нам экс-министром Биртановым итальянец Филиппо Барточчони.

И основными направлениями его деятельности были определены разработка и реализация стратегии академического развития университета, внедрение системы сбалансированных показателей между структурными подразделениями АО, координация системы менеджмента качества, работа со стратегическим партнером АО «Медицинский университет Астана» — римским университетом Ла Сапиенца. Провостом вуза он был назначен в 2017 году, и с этого момента начался развал учебного заведения.

Дважды в год проводилась реструктуризация вуза; были организованы кластеры, но заметим, что существовали они лишь на бумаге; были придуманы около 600 индикаторов, по которым надо было ежемесячно готовить никому ненужные отчеты. Вот только некоторые из них, о смысле или бессмысленности которых судите сами:

• Оптимизация маркетинговых действий и кампаний через социальные сети и средства массовой информации для разработки решений по формированию спроса, менеджменту и сбору средств
• Совершенствование маркетинга бренда на международном уровне
• Борьба с дезинформацией населения по медицинским вопросам посредством вовлечения Общественного Здравоохранения в пропаганду здоровья в социальных сетях и Интернете
• Развитие бренда и мерчендайзинговой деятельности университета
• Участие в международных онлайн-платформах для создания платного дистанционного курса обучения для международного рынка
• Создание мероприятий с целью вовлечения студентов в деятельность инкубатора: число стартапов, создаваемых студентами и число проведенных мероприятий
• Создание специальных курсов электронного обучения в области Общественного Здравоохранения для сельских районов о социальной и медицинской деятельности.
• Количество привлеченных зарубежных специалистов к преподаванию на английском языке
• Количество представительств за рубежом
• Количество лабораторий, технопарков
• Создание спин оффов, поддерживаемых инкубатором, из внутренних функциональных кластеров
• Создание научно-технологических парков на базе медицинских ВУЗов, включающих локальные офисы коммерциализации
• Организация деятельности по продаже исследовательских продуктов, регистрации патентов и их коммерциализации, поиску подходящих проектов, консалтинговым услугам и поддержке заключения контрактов с покупателями под управлением Руководителя отдела коммерциализации (Chief Commercialization Officier).

При этом, заметим, речь должна идти о медицинском вузе. А в приведенных выше индикаторах никаким образом не прослеживается развитие и совершенствование медицинского образования.

Был расформирован отдел менеджмента качества, плоды чего мы пожинаем по сегодняшний день, восстанавливая все то, что было наработано годами. Были уничтожены все документы системы менеджмента качества за ненадобностью (по мнению провоста Ф. Бартаччони). Он же расформировал библиотеку вуза.

Коллектив вуза еле избавился от такого Провоста, результаты работы которого нулевые. Кроме развала существующей налаженной работы вуза, хаоса, раздора этот стратегический партнер ничего не привнес в развитие. Сколько финансовых средств было потрачено впустую на Ф. Бартаччони, заработная плата которого составляла 3 млн 060 тысяч тенге!

С его приходом в вузе появился в качестве помощника и переводчика Алексей Омельянчук, который без опыта и стажа работы в вузе, тем более медицинском, будучи гражданином другой страны, стал начальником отдела стратегического развития университета и получает заработную плату на 50 тысяч выше, чем наши местные кадры на аналогичных позициях. Вопрос: может ли человек без профильного образования заниматься стратегией столичного вуза?

Стратегического партнера из Италии сменил ректор из Литвы Дайнюс Павалькиса, занявший позицию якобы в результате открытого конкурса, проведенного Министерством здравоохранения РК. Но почему-то коллектив университета до официального назначения владел информацией об итогах так называемого «конкурса».

Более года Павалькис занимает позицию ректора с заработной платой более 10 тыс долларов. За какой вклад в работу вуза так высоко оценена его деятельность? Что сделано за год? Давайте отметим то, что видно всем. И требует порицания, наказания, а не достойного вознаграждения:

1. Нет стабильности в работе. Постоянно меняется структура вуза. Пришел руководитель аппарата, бывший судья Аскаров Бахытжан Бекзатханович с должностным окладом 650 тысяч тенге, который еще и привел своего коллегу Естаева, уволенного за коррупционную деятельность, и поставил его начальником госзакупок. Есть сотрудники аппарата ректора, которые работают на 1,5 ставки. У предыдущих ректоров даже не было такой структуры – аппарат ректора!

2. Необоснованное назначение на должности специалистов со стороны, людей, не владеющих профессиональными знаниями, навыками работы в медицине. Так, проректором по научной работе вуза была назначена Даулетьярова Маржан Амангалиевна — человек, пришедший в вуз буквально за год до назначения из другого вуза.

Стаж работы на руководящих должностях в организациях образования менее трех лет, бывший сотрудник Министерства, занимавшая должность главного специалиста Управления развития человеческих ресурсов. Проректором по науке назначен человек, не имеющий никаких достойных научных индикаторов.

Вывод напрашивается сам по себе: в нашем вузе важны не кадры и дело, а распределение должностей между «своими» людьми. Не нужно учиться, совершенствоваться, обладать другими ценными качествами, важно иметь родственника, знакомого, своего человека – покровителя.

В данном случае «покровителем» выступил бывший председатель Совета директоров Рахипбеков Т.К. Неужели в НАО «Медицинский университет Астана» за 65 лет существования вуза не выросли свои кадры? Нет кандидатуры на роль лидера в науке?

До каких пор покровительство в Казахстане будет творить бесконечные чудовищные дела? Кроме проректора по науке, Рахипбеков Т.К. привел в вуз и другую свою «подопечную» — Мусаханову А.К. с заработной платой 470 тысяч тенге, искусственно создав лично для нее должность «аудитора по академическим вопросам» Службы внутреннего аудита при Совете директоров.

При этом служба внутренного аудита согласно уставу — это орган, осуществляющий контроль за финансово-хозяйственной деятельностью университета, а не образовательной.

Противоречия прослеживаются в трактовке, в назначении, в уставе. Искусственно созданная должность для человека, не приносящего никаких ценностных действий. Достаточно почитать безграмотные отчеты и рекомендации Мусахановой А.К., чтобы понять ее некомпетентность.

3. Из одной должности проректора по науке и клинике необоснованно стало две. Проректором по клинике был назначен Аипов Расулбек Рахманбердиевич – еще один представитель экс-министра Биртанова. Прокурорская проверка вуза в сентябре 2019 г. выявила, что у Аипова «стаж работы на руководящих должностях в организациях образования установить не представилось возможным, ввиду не предоставления трудовой книжки».

Свою деятельность в вузе господин Аипов начал с прессинга ППС клинических кафедр, постоянно выискивая повод снять клиническую надбавку. Сотрудники клинического отдела были вынуждены заниматься ненужной работой: например, обновлением действующих договоров с клиническими базами вузов, вызывая тем самым, недопонимание и даже противостояние руководителей клиник вуза и ППС.

4. Кроме того, прокурорская проверка показала, что разработаны требования ко всем сотрудникам, кроме проректоров, зафиксировав: «Не разработаны квалификационные требования к проректорам. Со слов руководителя отдела кадров, проректоры назначаются Правлением Университета, которые сами устанавливают к ним требования».

Такова реальность сегодня: на высокую должность и зарплату назначаются люди, не соответствующие элементарным требованиям, обладающие одной общей характеристикой: человек министра или другого VIP-лица.

5. Постоянно корректируется заработная плата сотрудников и ППС вуза. При этом заработная плата проректора почти в четыре раза выше зарплаты преподавателей: сравните 900 тыс тенге и 250 000 тыс тенге (в среднем).

6. Возмущает и ситуация с оплатой труда лаборантов. Справедливо ли отправлять специалистов с минимальной заработной платой в отпуск без содержания или на полставки работы, когда в стране объявлен режим ЧС, карантин? А готовы ли руководители Правления и члены Совета директоров в режиме ЧС работать, урезав персональную заработную плату, сократив её хотя бы на 30 процентов? Во время карантина лаборанты переведены на полставки при зарплате в 90 тысяч тенге в среднем.

7. Руководство вуза во время пандемии вместо того, чтобы поддержать ППС, обеспечить СИЗами резидентов и волонтеров, организовать хоть раз какую-нибудь продуктовую корзину нашим же волонтерам из числа студентов и ППС, занимается вопросами назначения каких-то «эмеритов», ребрендингом логотипа нашего вуза (чем не понравился существующий логотип?). В этом можно убедиться, ознакомившись с повесткой заседаний Сената.

Многие из состава ППС переболели COVID-19, но никакой поддержки и внимания со стороны руководства не было проявлено. Через сенат, который заменил ученый совет вуза было проведено положение об эмеритах, согласно которому им, эмеритам, людям пенсионного возраста назначается ПОЖИЗНЕННАЯ зарплата в не менее чем 300 тыс тенге.

Коллектив вуза до сих пор не знает имена эмеритов и почему вообще в такое тяжелое время (администрация и до пандемии все время говорила о недостаточности финансов на любые проекты и предложения) нужно организовывать новый вид кормушки для людей, которые даже не работают в вузе. А если и работают, то получают за это зарплату.

8. Мало того, в это время опять идет реструктуризация вуза, назначается Провост – бывший сотрудник Министерства здравоохранения РК, директор Департамента науки и человеческих ресурсов МЗ РК, внештатный советник Биртанова, Сыдыкова С.И. Как может человек, не справившийся со своими обязанностями в Министерстве, быть назначен Провостом вуза, который курирует работу всех проректоров вуза.

Мало того, вуз принимает на работу еще и бывшего начальника управления медицинского образования того же Департамента науки и человеческих ресурсов Министерства здравоохранения Сатершинову Жанар.

Получается, развалив работу в Министерстве, они плавно «пересели» на высокие должности в медицинский вуз. Чем же они будут заниматься в вузе? Как можно доверить таким людям подготовку медицинских кадров?

Почему, при наличии четырех проректоров в вузе, еще понадобился Провост, заработная плата которого составляет огромную сумму? Удивительная закономерность, бывшие сотрудники Министерства здравоохранения, Сыдыкова С.И., Даулетьярова М.А., Сатершинова Ж., успешно трудоустроились в НАО «Медицинский университет Астана». И какими правилами руководствуются при назначении на должности?

9. Как на позицию провоста попала Сыдыкова Сауле Ильясовна, которая была директором ДНЧР МЗ, работала в КРМУ, КазМУНО, КазНМУ им. Асфендиярова, ни дня не проработав проректором, пришла в НАО МУА провостом, хотя на эту должность назначается иностранный гражданин из высоко развитой страны, чтобы интегрировать нашу медицину с их. Есть ли вообще какая-либо логика в назначениях и зарплатах?

Откуда эти заоблачные цифры? Этот человек должен ответить за то, что так подвела МЗ с резервом кадров, ежегодные ГОСО медобразования (студенты поступали по одному ГОСО, обучались по переходному, а завершили по третьему, навязанные миллионные международные сотрудничества вузов. Так она теперь пересела на кресло Провоста и решила дальше заниматься реформированием образования.

10. Просмотр официальных сайтов медицинских вузов показал следующее: бывший министра здравоохранения Биртанов Е.А. состоит в наблюдательном совете нашего вуза и Западно-Казахстанского медицинского университета им.Марата Оспанова, наш провост Сыдыкова С.И. состоит в наблюдательном совете нашего вуза (причем, будучи еще руководителем ДНЧР МЗ) и Карагандинского медицинского вуза. Как логически объяснить такие должности. Будучи министром и руководителем департамента МЗ, они «наблюдали» за деятельностью только двух подведомственных вузов? Нет, конечно, речь о том, что члены наблюдательного совета получают зарплату!

Печальную и даже уголовную историю про ФОМС и СК «Фармация» с наличием в структуре так называемых наблюдательных советов с огромными окладами все уже знают. На сайте других медицинских вузов, к сожалению, информации про наблюдательный совет не нашли.

11. Какой смысл в ребрендинге во время пандемии, о котором громко заявила администрация вуза? Какая срочность и вообще необходимость в изменении имиджа, логотипа, когда работникам сокращаются заработные платы. Имидж нужно заново создавать, а не переписывать просто на бумаге, создавая новый логотип и зря тратя 1млн 594 тысячи. Именно столько заложено на ребрендинг, намеченный на 2020 год!

12. При этом ни в протоколах заседания сената, ни комиссий, ни правление ни разу не рассматривали действительно важные и актуальные вопросы – например, организация образовательного процесса в условиях дистанционного формата, организация клинической составляющей наших студентов, обеспечение необходимого количества компьютеров для ППС, который работает на удаленке, сверхурочная работа ППС во время пандемии, социальная защита своих сотрудников. Никто из руководства ни разу не выступил хотя бы он-лайн с мотивационной речью перед сотрудниками и обучающимися! Ведь именно в таких критических ситуациях видно настоящих лидеров и грамотных менеджеров!

13. Баснословные суммы по премированию: членам правления – 6 окладов, сотрудникам службы внутреннего аудита и корп. секретарю – по 4 оклада. (об этом в Плане расходов на 2020 год, где в прочие расходы в пункте 128-Резерв по премированию корп. секретаря, СВА и Правления прописано: «По итогам финансового года на основании совета директоров выплачивается премия членам Правления 6 окладов, СВА и корпоративному скретарю по 4 оклада»).

Всего на эти цели в 2019 году было потрачено 21 млн 426 тыс. На 2020 год намечено выплатить премии выше названному персоналу в сумме 63 млн 473 тысячи тенге. За какие заслуги???

Причём, в 2019 году премии были для АУП отменены, поскольку подняли заработную плату сотрудникам. Но оклады повысили всему персоналу, включая членов правления и пр.

Причем повысили только с октября, а предыдущие месяцы сотрудники отработали по старой зарплате и без премиальных. Почему действуют двойные стандарты? И кто придумал делить персонал по категориям, сортности, заслуженности. Всё тайное должно стать явным. И должны действовать единые стандарты по оценке труда и премированию.

Мы требуем незамедлительной реакции на творящиеся безобразия. Нет времени ждать и молчать. Бездействие – это преступление.

Ержан Куспаев, Председатель Профсоюзного комитета НАО «Медицинский университет Астана»

Предыдущая запись
Следующая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 17 подписчикам