Неурядицы в экономике: дело не в пандемии, а в неадекватном управлении

Тема Конституции в последнее время занимала в умах моих сограждан, пожалуй, второе место после вирусной инфекции. Причем, пандемия поместила в центр внимания публики статью 47 Основного закона, которая касается трудовых отношений.

Это, конечно, не советская конституционная норма, где право на труд было гарантировано, а скорее некие минимумы, типа права на защиту от безработицы или права на вознаграждение за труд без дискриминации.

Пандемия лишь усугубила и до нее имевшиеся ограничения наших трудящихся даже в таких урезанных правах. Очень многие остались без работы.
Безработица в стране выросла до 6% (4,5 млн. человек), однако, власти в пределах тех же 6% умудрились насчитать всего 3 млн. безработных. Ну не с нашей же широтой души из-за 1,5 млн. человек на власть обижаться…

Ситуацию на рынке труда усугубила ещё и идея повышения пенсионного возраста. При отсутствии эффективного спроса на трудовые ресурсы на рынок труда выходят миллионы людей, которые должны бы были стать пенсионерами. И запрет на увольнение предпенсионеров ситуацию не исправит.

Но всё дело-то в том, что и до эпидемии я не находил подтверждения успехов в экономике. Никаких убедительных доводов в пользу выполнения майского указа 2012 года «О долгосрочной государственной экономической политике» не наблюдается. Не сложилось, например, с 25-ю миллионами обещанных высокопроизводительных рабочих мест…

И даже наша Московская область, при её неординарном высокоинтеллектуальном человеческом ресурсе, не продемонстрировала своих лидерских качеств на этом поприще. Как ни меняли алгоритмы статистического учёта и формулировку понятия высокопроизводительности, но это треклятое количество рабочих мест всё никак не увеличивается.

Пандемия обрушила доходы граждан, хотя и до нее положение было далеко не идеальным. Государство попыталось как-то компенсировать ситуацию, установив размер пособия по безработице в 12130 рублей и пообещав кредиты предприятиям на зарплату. Те из потерявших работу, кто был уволен до 1 марта или по иным обстоятельствам, будут жить на месячное пособие от 1,5 до 4,5 тысяч рублей. Это зарплата у нас гарантируется в размере не менее прожиточного минимума, а про пособия ничего не сказано. То есть, забирай свои 1,5 тысячи и живи. Ну, или не живи. Полагаю, что размеры пособия вообще не отвечают сути социального государства, что определено статьёй 7 Конституции.

У нас за время кризиса, вызванного пандемией коронавируса, доля россиян со среднемесячным доходом ниже 15 тыс. рублей возросла с 38,1% в феврале до 44,6% в июне. Это определило исследование СК «Росгосстрах Жизнь» и центра «Перспектива». Правда, власти с этим не согласны, госстатистика пользуется иными сведениями. Не знаю, стоит ли доверять данным исследованиям, но госстатистике я не верю уже давно.

Равно как и трудно поверить объяснению, которое для экономических трудностей и причин неисполнения вышеупомянутого указа нашёл вице-премьер Антон Силуанов, заявивший, что многое не получилось из-за отсутствия «четкого целеполагания и исполнения задач»…

А я бы расшифровал эту туманную формулировку следующим образом. На самом деле, все эти трудности с рабочими местами и доходами созданы самой властью. Уже не одно десятилетие необдуманными решениями душится предпринимательская деятельность. Это высокие налоги и тарифы, супердорогие кредиты, отсутствие поддержки на рынках, и на внутренних, и на внешнем.

Просто ради вступления в ВТО пожертвовали интересами своих же производителей, уничтожив уйму промышленных предприятий и собственных технологий. Ну не хочет наша экономика жить в режиме ручного управления в исполнении людей, ничего в этом не смыслящих. Ну, или смыслящих, но руководствующихся другими целями.

Автор: Олег ВОЛКОВ

Источник сайт СПР

Предыдущая запись
Следующая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 17 подписчикам