Правила классовой борьбы на примере защиты жилья

Известно, что по конституции РФ у нас социальное государство (ст. 7.). Каждый, имеет право на крышу над головой (ст. 40). Как в реальности соблюдается данное конституционное право?

Посмотрим:

…18 сентября 2018 года судебные приставы ворвались в общежитие по адресу Ставропольская 17 (Москва). Молодчики крушили вещи и избивали
жильцов. Всех. Включая стариков и детей. Приехавшая полиция побоище не пресекала: «Меланхолично отвечала жильцам – это их профессия!»

Впрочем, защитить интересы нанимателя (некая контора «МИРЭА», которой Росимущество передало право на дом) и зачистить от людей общежитие  налетчикам не удалось. Кадры «профессиональной» работы приставов были выложены в инет жильцами и группой поддержки в самом начале штурма. Скандал разрастался с каждой минутой. Внезапно кто-то наверху решил, что нельзя грабить народ так громко. Громилы получили приказ отступить. Жильцы провожали их, крича — «Фашисты!»…

… На сегодняшний момент (декабрь 2018 г.) по-прежнему остаётся без жилья семья Богачёвых (мать и дочь). Мать получила квартиру от работы (главпочтамт). Семья жила в этой квартире более 30 лет, а затем, 29 октября 2018 года, зондер-команда нанятых ДГИ охранников, силой вышвырнула семью Богачёвых из дома по адресу — Витебская 12 (Москва) на улицу. Чиновники из ДГИ (Департамента городского имущества) прокомментировали это так: «По закону города Москвы мы имеем право выселять тех, кто живет незаконно, и без решения суда».

Также громилы в форме охраны ДГИ пытались лишить жилья жильцов дома по адресу Аминьевское Шоссе д. 11(Москва).

«ДГИ наняли подрядчиков, которые приходят и говорят нам выселяться. Если мы отказываемся, то они проникают в помещение. Применяют силу. Выламывают двери. А когда мы говорим, где решение суда, они отвечают: Мы вас можем выселять без решения суда. Мы здесь – собственники.
(Отметим, раньше ДГИ пыталось выселять жильцов через суд, но суд в выселении отказал)…

… У нее девочка 12 лет была. Они захватывали комнату. Ребенок пережил такой стресс. Потом 12-летней дочке приходилось давать лекарства. Давление поднялось у девочки маленькой!» — рассказывают о своих проблемах жильцы дома. Впрочем, выкинуть силой целый дом сложнее, чем одну семью.

Оборона дома по Аминьевскому шоссе 11 продолжается.

Не всегда дом зачищают путем прямого силового выселения. Иногда жильцов пытаются просто выжить.

«В нашем доме по улице Судакова 27 уже более 15 лет происходит беззаконие со стороны управляющей компании, а также мнимых собственников дома, которые путем создания невыносимых условий вынуждают жильцов к выселению», — рассказывает один их жителей дома Рашид Сяпуков.

«Мы не можем оформить договора соцнайма и приватизацию жилья. Устанавливают турникеты до потолка, не пропускают родственников, раньше пропускали по паспортам, сейчас не пропускают вовсе. Установили в коридорах камеры видеонаблюдения, что нарушает нашу свободу частной жизни».

А иногда, если, к примеру, нужен не сам дом, а земельный участок на котором он стоит, проблему решают ещё более кардинально. Так уже более 6 лет лишены крыши над головой жильцы дома 26 по улице Камова. Чиновники в ответ на обращения периодически дают обещания решить вопрос, но никогда не выполняют этих обещаний.

Напоминаем, с 2009 по  2012 годы Департамент жилищной политики Москвы (ныне называется ДГИ) и администрация вертолётного завода им. Камова пытались зачистить от жильцов служебные дома завода. Работники вертолётного завода имени Камова, заселённые в служебные дома по договорам, были обвинены в самозахвате жилых помещений. По искам Департамента суды стали выносить решения о выселении людей на улицу. Люди начали сопротивляться.  Только после серии акций протеста, в том числе, пикета на Красной площади и лагеря, на две недели разбитого во дворе мэрии, жильцам десяти служебных домов завода им. Камова удалось добиться у мэрии признания своих прав на жильё. Только вот права жильцов одного из этих домов к  моменту окончания борьбы буквально сгорели синим пламенем. А  именно, 11 мая 2012 года в доме 26 по улице Камова вспыхнул пожар.

«Пожар начался в запертой комнате. В этой комнате на момент пожара никто не жил, там даже не было электропроводки. Пожарные не спеша стали курить и смотреть, когда разгорится конкретно, и когда разгорелся весь второй этаж и крыша — начали тушить. Дом привели в такое состояние, что надо всем выселяться!» — рассказывали жильцы служебного дома вертолетного завода им. Камова.

Естественно, провинциальные чиновники и бизнесмены стремятся не отстать от московских коллег.

Прямо в январе 2018 года отключили отопление в доме 27 на Проспекте Победы (Петропавловск-Камчатский). Жильцов вымораживали, как тараканов, пять дней подряд, затем отопление включили. Не потому, что у властей проснулась совесть, а потому, что жильцам, при активной поддержке московских коммунистов, удалось придать данной истории широкий общественный резонанс.

Больше диверсий против жильцов не производилось. Однако собственник и чиновники в течении следующих нескольких месяцев пытались «убедить» граждан покинуть жильё добровольно. Доводы были самые разные, начиная от обещаний снова отключить свет, и кончая угрозами «выселим вас через суд, при этом у вас ещё и детей отберут!»


В Новом Уренгое, где московские цены на жильё сочетаются с провинциальной глушью, выселения поставлены просто на поток.

С октября 2015-го года в ветхих домах, назначенных под снос, стали массово отключать свет и отопление, чтобы побуждать людей добровольно покидать свои дома. К протестующим жителям приходил участковый, новоуренгойские суды стали принимать решения о выселении, не беря в расчёт ни производственные ордера, ни прописки жителей. Жильё в новых домах получили только единицы выселенных.

Опять же, с декабря месяца 2015 года, в Новом Уренгое заполыхали пожары. Пожары эти удивительным образом затронули только те дома, в которых проживали непокорные жители, отказывающиеся переезжать в аварийные новостройки. Некоторым жителям пришлось выпрыгивать из окон уже во время пожара, как это, например, было в домах по улицам Южной 36 и Звёздной 41. Все новоуренгойские пожары в домах из списка начинались с чердака, и,
как правило, на рассвете. Горели также дома по улицам Строителей, Южной, Звёздной, Таёжной. Жители таких домов, за исключением единиц, вынуждены были искать приют себе сами, без помощи Администрации.

Естественно, массовое лишение граждан РФ жилья началось не сегодня, и даже не несколько лет назад. Началось всё это в 2002-2004-м годах, а где-то и пораньше. Началось после того, как эти  мегажулики и гиперворы (крупные чиновники и предприниматели) уже поделили все заводы, газеты и скважины, и начали лихорадочно осматривать окрестности в поисках
иного ресурса. Тут они и обнаружили, что есть ещё и общежития, а также иное служебное жильё. А в нём почему-то живут  рабочие, а можно… Можно многое! Если завод уже разорен эффективными владельцами, то можно выгнать людей на улицу, а комнаты использовать иначе. Сделать там из общежития дешёвую гостиницу или снести дом и построить что-нибудь.

Если предприятие ещё продолжает работать (такая ситуация в Москве была, например, на Бабаевской фабрике), то жильцов оставляли, но старались навязать им такие договора на жильё, чтобы они всю жизнь работали за  крышу над головой. Причем, безо всякой надежды получить эту крышу в постоянную собственность.

Это, кстати,  первое правило классовой борьбы — она идет всегда! Ты можешь не пытаться бороться с мегажуликами (эффективными собственниками и чиновниками), но вот они всегда будут бороться с тобой. Всегда будут искать, чтобы ещё украсть у тебя. Даже если ты  без этого (единственной крыши над головой, например) просто не сможешь жить.  Ни совесть ни жалость наших г. бизнесменов  абсолютно не останавливает. Те, кто обладают хоть каким-либо количеством совести, жалости или порядочности, в игру бизнес-престолов не играют.

Если же говорить про закон, то конечно, все данные происходящие события были абсолютно незаконны. По ст. 18 закона «О приватизации Жилищного фонда», Указу президента РФ от 10 января 1993 года N 8, бывшие общежития  должны передаваться в муниципальный жилой фонд, а на их жильцов (по ст. 7 закона «О введении в действие Жилищного кодекса») должны распространяться права на заключение договора социального найма и приватизацию.  При капитализме закон  закон защищает только тех, кто уже наворовал себе капитал. Это второе правило классовой борьбы.

Естественно, происходящее встречает сопротивление. Трудно не сопротивляться, когда тебя лишают крыши над головой.

В Москве, Перми, Петербурге возникло Движение общежитий.

Люди собирались коллективно и, взломав двери, вселяли обратно выкинутых охраной или приставами жильцов. Если хозяева общежитий пытались выживать жильцов, выставив охрану, не пускающую непрописанных членов семьи (мужья не могли к женам попасть и наоборот), люди тоже собирались коллективно и дрались с этой охраной.

Применялось Движением общежитий и «обращение» к органам власти напрямую.

«Нам вырубили свет. Через месяц терпение кончилось. Мы пошли все толпой в прокуратуру и заявили, что не уйдем никуда, покуда свет не включат! Свет включили», – вспоминают жильцы общежития Трёхгорной мануфактуры.

Всё это происходило на фоне массовых акций протеста, начиная от пикетов и митингов, кончая перекрытием дорог.

В итоге власти обратили на проблему внимание. Господам мегажуликам пришлось попритихнуть. Летом 2006 года Верховный Суд выпустил разъяснения, которые превратили 7 статью Закона «О введении в действие ЖК» (распространяющую отношения социального найма на бывшие ведомственные общежития) из голой декларации в реально действующий инструмент.

Это третье правило  классовой борьбы в постсоветской России. Власти не любят публичного позорища и открытого сопротивления. Столкнувшись с ним,
они отступают. Так, после массового перекрытия дорог, рельсовой войны, палаточного лагеря перед белым домом 98-го года, стали намного  меньше разворовывать зарплатные фонды. После массовых митингов и перекрытий дорог 2005 года приостановилась монетизация льгот.

Однако, спустя несколько лет, попытки зачистки общежитий начались снова. Всё чаще и чаще. Снова отключения воды света. Силовые выселения.

Причём, если у жильцов крупного общежития ещё может получится удержаться (если они не растеряются, не испугаются, сумеют привлечь к проблеме внимание общественности, организовать коллективное сопротивление), то вот судьба одиночек, попавших в эти жернова, крайне печальна, какие бы документы не гарантировали их право на жильё. Можно вспомнить уже упомянутую выше семью Богачёвых. Можно вспомнить А. Блинцова, бывшего
ведущего конструктора завода им. Камова, выброшенного из общежития два года назад на улицу. Можно вспоминать до бесконечности.

Особенно следует отметить то, что на этот раз, власть и бизнес, организуя свое новое наступление на жилищные права граждан, не ограничились
жильцами общаг.

Сейчас Верховный суд разрешил отнимать единственное жильё у тех, кто взял кредит или имеет долги по ЖКХ (некоторое время назад началась
большая кампания по всучиванию кредитов кому угодно, включая безработных. Возможно, некоторые мегажулики заранее знали о данном решении).

Госдума России приняла в первом чтении законопроект, который упрощает процедуру изъятия земли (вместе с построенными на ней домами) и расширяет возможности местных органов самоуправления по всей России. А значит борьба за право на крышу над головой предстоит очень многим.

Что ещё можно сказать? Только одно! Наши власти рассматривают как пережиток тоталитарного режима(то есть защищающего людей от мегажуликов) все социальные права и гарантии, данные трудовому народу великой Революцией. Идут напролом, пока не натыкаются  на угрозу социального взрыва. Наткнувшись, они затихают, потом активизируются снова. Так, спустя несколько лет после волнений, вызванных монетизацией льгот, началась чуть более постепенная отмена права пенсионеров на проезд.

Зарплату у рабочих, имеющих постоянные трудовые договора, воруют всё ещё меньше, чем в 90-е.  Однако кражу зарплаты со временем заменили депремированием (а премия  сейчас на многих предприятиях уже больше половины зарплаты, а лишение премии обжаловать труднее, чем кражу зарплаты), наймом рабочих не напрямую, а через посреднические конторы (случись скандал  «рога и копыта» исчезают, реальный работодатель как бы невиновен,
и можно смело возбуждать уголовное дело за невыплату зарплаты – ни один жулик ни пострадает) и т.д. Как мы видим, не стало исключением и право на жильё.

Это и есть четвёртое, и главное правило классовой борьбы. Можно выступить и можно отстоять свои права. Но ни одна из этих побед не будет окончательной, если ты не готов начинать сопротивление снова и снова. Ну, или выступить один раз — вымести всё это жульё поганой метлой и зажить по-человечески. Исторический опыт нашей страны, и не только нашей, доказывает, что такое тоже вполне возможно.

А. Зимбовский

Предыдущая запись
Следующая запись

Один комментарий для “Правила классовой борьбы на примере защиты жилья”

  1. Дмитрий

    Фотки с «оккупая» у московской мэрии совершенно древние, одиннадцатого года. Посвежее бы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 5 подписчикам