Работа или рабство — истории трудовых мигрантов в Казахстане

Почему большинство трудовых мигрантов лишено прав в Казахстане.

Сезон у трудовых мигрантов, прибывающих на заработки в Шымкент из соседнего Узбекистана, в самом разгаре. Пункты пропуска на границе — своеобразные ворота в трудовую жизнь. В день их пересекают тысячи мужчин, оставивших семью ради работы в другой стране, передает корреспондент Total.kz.

Те, кто немного владеет русским языком и готов к далекому и небезопасному путешествию, отправляются в Россию. Автобусы, следующие в несколько российских городов, забирают их прямо на границе. Но большая часть мигрантов предпочитает Казахстан: и к дому ближе, и спокойнее, признаются они. Впрочем, «спокойнее» получается только у тех, кто нанимается к добросовестному работодателю и проходит официальную регистрацию. В противном случае проблем не избежать.

Десять процентов

Специалистами большинство мигрантов назвать сложно: образования и дипломов у них нет.

Основная сфера занятости — строительство, ремонт домов, а также сезонная работа на полях. Тем не менее трудящиеся из Узбекистана весьма востребованы. В том числе и потому, что труд их дешевле по сравнению с запросами местных работников.

«Бригада из узбекистана клатка криша НАВЕС ВАРОТА Евро римот абой кафел», «Бригада из узбекистана ремонты квартира стияшка штукатурка» (орфография сохранена – прим.Total.kz), — клиентов заманивают такими специфическими объявлениями на интернет-сайтах.

В Шымкенте интересы узбекских строителей чаще всего представляют посредники. Ставка за услугу — 10 процентов от заработанного. Узбекистанские работяги в этом случае лишь рабочая сила. И чаще всего бесправная.

Аббос Собиров и Жасур Солеев — земляки. Оба из кишлака Тайлак в Самаркандской области. Работа в Казахстане — их основной заработок. В Шымкент приезжают по вызову.

«Дома работы для нас нет, поэтому уже четыре года ездим в Казахстан. Делаем евроремонт, отделочные работы. Посредник договаривается обо всем, потом нам звонит. В миграцию тоже сам ходит, нам некогда», — рассказал Аббос.

Эти трудяги не знают ни о трудовом договоре, ни об обязательности его заключения. Нарвутся на обман — никто не сможет их защитить.

Секреты узбекской «кухни»

Шымкентский общепит — еще одна сфера, где сосредоточены трудовые мигранты из Узбекистана. Мини-цеха по выпечке лепешек и самсы, кафе и крупные рестораны. В одной из самых популярных сетей узбекских кафе в Шымкенте и повара, и большая часть официантов — граждане Узбекистана. Управляющий рассказал о HR-политике заведения, но на условиях анонимности.

«Персонал в Узбекистане набираю сам. У нас именно узбекская кухня, поэтому повара нужны тамошние, знающие все рецепты и тонкости приготовления национальных блюд. Медосмотр, санитарные книжки — требования соблюдаем, сами в этом заинтересованы. Постоянных клиентов много, репутацией дорожим», — рассказал управляющий кафе.

Один из сотрудников — 20-летний уроженец Самарканда Аббос. Шымкентское кафе стало первым в его жизни местом работы, поэтому парень старается себя показать.

«Зарплатой доволен. Если хорошо работать, то и премию дадут. Работать в Шымкенте мне нравится, только вот раз в месяц приходится выезжать в Узбекистан. Это неудобно, конечно, день теряю», — говорит Аббос.

Ехал на работу — оказался в рабстве

Гражданин Узбекистана Бегзод о возвращении домой мечтал полгода. В октябре 2018 года он приехал в Шымкент работать мастером по покраске грузовых автомобилей. Владелец СТО обещал неплохой заработок. К работе Бегзод приступил, а паспорт отдал хозяину для регистрации. Больше он не видел ни документа, ни денег за свой труд. Единственный раз ему удалось выпросить двести долларов для больной матери.

«Когда просил зарплату, нарывался на побои. Он обещал проблемы с законом, если буду требовать свое. У него связи в полиции большие. Еды давали мало, сил совсем не было. Думал, умру тут. В конце апреля приехала жена, искавшая меня в Шымкенте. У нее сразу отобрали телефон, скрутили ее. Но нам все же удалось сбежать», — вспоминает Бегзод.

Беглецов приютил совершенно незнакомый человек, решивший им помочь. Он и привез Бегзода к сотрудникам правового центра женских инициатив «Сана Сезiм», сотрудники которого много лет оказывают помощь мигрантам. Бегзоду был сделан временный сертификат на пересечение границы, благодаря которому он в мае уехал в родной Узбекистан, побоявшись заявлять в полицию на хозяина-рабовладельца.

«Трудовые мигранты в тяжелой жизненной ситуации не подпадают под категорию социально уязвимых граждан, а значит, не могут рассчитывать на помощь государства, в котором работают. Эти люди не могут защитить свои права и нуждаются в помощи неправительственных организаций. За семь месяцев к нам обратились 611 человек, в основном трудоспособного возраста. Рабство, дискриминация, нарушение трудовых прав — чаще всего приходят с этим», — сообщила юрист ПЦЖИ «Сана Сезім» Элина Еникеева.

И мигранту удобно, и государству спокойно

Год назад в Шымкенте открылся Центр миграционных услуг. С его появлением регистрация приезжих стала прозрачной: медосмотр, дактилоскопия, регистрация в базе данных, уплата госпошлин, бесплатные услуги юриста по составлению трудового договора. И мигранту удобно: все в одном здании, и государству спокойно. Тем не менее в прошлом году регистрацию здесь прошли всего 3500 человек, в этом — 5252 мигранта. Прогресс есть, но это капля в море.

«Причина этого одна: как альтернатива осталась регистрация приезжих непосредственно у услугодателя — миграционной полиции. И большинство мигрантов оформили свое пребывание в Казахстане именно там. Не понимаю, зачем нужно было оставлять эту лазейку, если был создан наш ЦОН. Но этот вопрос не к нам, а к двум министерствам — информации и коммуникаций и внутренних дел, составлявших меморандум о разделении полномочий», — пояснил руководитель Центра миграционных услуг Жомарт Мурашимов.

Госпошлина или штраф?

С начала года официальные разрешения на работу в Шымкенте получили 12 085 человек, 9945 из них — граждане Узбекистана.

«Мигрант лично должен предоставить заявление-анкету и другие документы. Разрешение на работу у физических лиц выдается до трех месяцев. Госпошлина за один месяц — 2 МРП (5050 тенге). Эти правила касаются тех, кто работает у частных лиц сиделками, домработницами, поварами, рабочими на дому. Если мигранты трудоустраиваются в ИП, ТОО, то работодатель должен получить разрешение на привлечение иностранных специалистов. В этом случае срок пребывания равен сроку трудового договора, который обычно составляется на год. Часто фиксируем нарушения, когда мигрант работает у юридического лица, а разрешение имеет, словно работает у частника. За это положен административный штраф от 25 МРП», — прокомментировал старший инспектор по особым поручениям по контролю за внешней миграцией Жанибек Мырзалиев.

С начала года 1200 человек привлекались к административной ответственности за нарушения миграционного законодательства в Шымкенте. Судом приговорены: 201 — к штрафам, 231 — к аресту, 221 — к выдворению из страны.

При этом, по официальным данным, за пять месяцев текущего года в Шымкент прибыло около 80 тысяч граждан Узбекистана, большая часть из них — на работу.

Источник

Предыдущая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 10 подписчикам