Салют. Приставы против авиастроителей.

24 сентября 2020 года жильцы общежития авиамоторного завода Салют (9-я улица Соколиной горы д.9) снова были вынуждены общаться с людьми, приставленными для удовлетворения аппетитов чиновников (приставами). Поддержать трудящихся пришли активисты ОКП (Рабочий Компас), РКРП, Народного совета района Соколиная Гора.

Напоминаем, в своё время жильцов этого дома пытались выгнать на улицу всех. Потребовалось множество акций протеста (включая разведение костра перед управой), прежде чем чиновники признали за людьми их жилищные права. Подавляющее большинство авиастроителей было расселено в квартиры в 2013-2014 году. Однако  пять семей оставили без жилья. Разным способом. Например, Харченко Георгию Ивановичу предложили для заселения квартиру, пережившую то ли бой с использованием  гранат, то ли тотальный обыск — в квартире была демонтирована сантехника, выворочены все полы и подоконники. Как рассказывает Харченко, на его вопросы чиновники ему ответили, что другого жилья ему не будет, потому что он (Георгий) протестовал много.

Георгий  написал на смотровом ордере, что согласен заключить социальный найм по адресу 9-я улица Соколиной горы д. 9. На время его оставили в покое, затем подали в суд. В 2014 г. суд первой инстанции признал право Харченко на жильё. А вот судей второй инстанции чиновникам удалось мотивировать. Отметим, что сын Георгия Харченко, Данил Харченко не был включен в список на выселение.

Состоялся первый визит приставов. Харченко объяснил им, что данное судебное решение является неисполнимым (как можно выселить одних членов семьи и не выселить других) и его оставили в покое. Далее наступила осень 2020 г., видимо, чиновникам, и вообще, и из департамента жилищной политики, стало остро не хватать денег, и они принялись за тех, кого раньше оставили в покое (не только по общежитиям Салюта, а и по другим общежитиям).

6 августа Харченко попал в больницу. 8 сентября ему провели тяжелую операцию. 9 сентября, в его отсутствии (видимо, чтобы не объяснял лишнего) приставы поставили на его квартиру новый замок и сигнализацию. 18 сентября, вернувшись из больницы, Харченко обратился к приставам и потребовал доступа к своим вещам.

Оказавшись в своей комнате 24 сентября, Георгий Иванович не смог обнаружить ряд документов (отметим, что данные документы имели ценность только для него и для лиц, заинтересованных в том, чтобы затруднить ему защиту своих жилищных прав). Также пропали электронные носители информации. Был сломан компьютер. Исчезло 9 тысяч рублей. Приставы настаивали, чтобы он покидал свою комнату, а Георгий Иванович отметил своё право не покидать жилья, ведь по судебному решению, сын, проживающий с ним, не внесён в список выселяемых лиц.

Приставы согласились, что сына не выселяли, но заявили, что сын должен присутствовать сам. Или дать отцу письменное разрешение проживать, заверенное нотариально (!). Сын присутствовать не мог (был послан работодателем в командировку). Отметим, что сын оставил Сергею Шарлову (гражданскому защитнику семьи) письменную доверенность. Письменная доверенность приставов не устроила. Приставы начали требовать от Харченко покинуть помещение, угрожали, что иначе выкинут его силой. Георгий предупредил их, что находится в послеоперационном состоянии и применение силы к нему опасно для его жизни. Пристав потребовал показать подтверждающие документы. Георгий показал больничные. Пристав сказал, что больничному не верит, поверит только выписке. Естественно, выписки у Георгия не было и быть не могло, поскольку выписка находилась у лечащего врача.

В итоге приставы начали снова угрожать применить силу. Последовали крайне длительные переговоры, в которых на стороне жильцов выступали депутат Мосгордумы Сергей Митрохин и помощники депутатов Мосгордумы Михаила Тимонова и Виктора Максимова.

Была достигнута договоренность о том, что все действующие лица собираются у общежития 2 октября 2020 г. в 10 утра. К этому моменту сын Георгия Харченко приезжает из командировки. Посмотрим, хватит ли приставам присутствия сына. Скажут ли они, что он это он, или будут утверждать, что не он, или скажут, что письменное разрешение подписано чернилами не того оттенка синего. Или придумают ещё какое издевательство над семьёй Харченко и здравым смыслом.

Ну что тут ещё можно сказать?  Если у городского чиновника, ну или у иного мегажулика, есть много денег (а у него их много), то, естественно, он имеет много обслуживающего персонала. Причём, самого разнообразнейшего. Работники, обслуживающие половые потребности высокопоставленного человека, называются проститутками. Работники, обслуживающие имущественные потребности высокопоставленного человека, называются приставами. Такой вот получается в высшей степени порочный круг. Мегажулик, чтобы оплатить своих проституток, использует приставов для выбивания материальных средств. А потом снова, и снова. Причём, средства выжимаются прямо или косвенно из трудового народа. А из кого ещё? То есть,  конечно, между мегажуликами средства тоже перетекают, но в конечном итоге, нечто ценное и полезное всё равно можно выжать только из тех, кто это нечто ценное и полезное производит. То есть, из трудового народа.

И вот самый главный вопрос. Не надоело нам ещё содержать весь этот бордель высокопоставленных чиновников, высокопоставленных проституток и обслуживающих их финансовые интересы приставов. Не пора ли взять большую поганую метлу и разогнать всё это безобразите к чертям собачим!

 

А. Зимбовский ОКП-РК-инфо

Предыдущая запись
Следующая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 17 подписчикам