Анатомия предательства: что такое «Туркестанский легион»?


«Туркестанский легион» в СССР однозначно был символом предательства. Сейчас же образ этого формирования пытаются рассмотреть в контексте «противостояния народов Туркестана тоталитарному режиму большевиков», за что им, в нынешней картине мира, положена реабилитация.

Налицо — тенденция к подмене одного прошлого другим. Но каким? Есть смысл этот вопрос обсудить подробнее, потому что по большому счёту подлинная и полная история «национальных формирований» на службе нацистской Германии до сих пор не написана. И это — при колоссальном, казалось бы, объёме информации на этот счёт…

Перемена участи

Совсем недавно представители 10 государств в ОБСЕ, включая все республики Центральной Азии и Россию, сделали заявление по случаю 77-летия Победы во Второй Мировой войне.

Там они чётко и ясно сказали:

«Не имеют оправдания попытки реабилитации и героизации нацистских преступников и их пособников, отрицания совершения ими преступлений против человечности и военных преступлений во время Второй мировой войны».

Теперь очень интересно будет посмотреть, как в связи с этим будут вести себя «реабилитаторы» нацистских пособников из властных коридоров Казахстана, например. В прошлом году депутат мажилиса (нижней палаты) парламента РК Берик Абдыгалиулы заявил в интервью, что рассматривается вопрос о реабилитации тех, кто служил в «Туркестанском легионе». То есть, гитлеровских пособников, о недопустимости реабилитации которых Республика Казахстан заявила на уровне ОБСЕ.

А что вообще представлял из себя «Туркестанский легион»?

Зачастую его рассматривают, как нечто, существовавшее само по себе. На самом же деле, «легион» был всего лишь частью общей системы. Историк Олег Романько сообщал:

«Условно можно выделить три типа коллаборационистов: это «материалисты», «оппортунисты» и «идеалисты». «Идеалисты» служили за идею, верили, что немцы освободят их родину от большевиков и потом передадут им власть. «Оппортунисты» — это те, кто выбирает сильную сторону. Пока немцы, как им казалось, побеждали, они шли служить к ним. Но как только у немцев дела на фронте пошли хуже, они начинали испытывать «кризис лояльности», перебегать на сторону партизан и т.д. «Материалисты» хотели улучшить своё материальное положение во всех смыслах и служили, пока этому положению ничего не угрожало».

Рассказ же о «легионе» необходимо начать с того, что до мая 1941 года сотрудничества с азиатскими народами СССР немцы не предусматривали. Поскольку с точки зрения нацистской «расовой теории» азиаты относились к «недочеловекам», занимая в этой человеконенавистнической системе третье место с конца — перед евреями и чернокожими. Однако спецслужбы Третьего рейха считали, что нет ничего зазорного в том, чтобы использовать и привлекать к сотрудничеству в интересах Германии отдельных представителей этих народов. В немецкой разведке с давних пор существует правило: «Отбросов нет — есть кадры». В этом с разведслужбами были согласны и некоторые политики Германии.

Ну а в мае 1941 года германское министерство пропаганды разработало так называемые «подготовительные меры против России». Немецким войскам эти меры предписывали всячески подчёркивать, что противник Германии — не народы Советского Союза, а коммунистическая власть. Германская армия, мол, пришла в страну не как враг, а в качестве «освободителя» от «советской тирании».

Также известно, что в планах нацистов было создание рейхскомиссариата «Туркестан». Ну а когда «туркестанские» части стали формироваться, то им, ради пропагандистских целей, обещали создание «Большого Туркестана». Размах был грандиозным: кроме Средней Азии и Казахстана, в будущий германский протекторат планировали включить Башкирию, Поволжье, Азербайджан, Северный Кавказ и Синьцзян.

В итоге, вопреки своей же «расовой теории», в августе-сентябре 1941 года в лагерях для советских военнопленных немцы создали комиссии, составлявшие списки военнопленных красноармейцев: узбеков, казахов, кыргызов, туркмен, каракалпаков и таджиков.

Принято считать, что на сотрудничество с немцами будущие «легионеры» пошли исключительно ради сохранения своих жизней и избавления от жестоких условий содержания в плену. Действительно, обращение немцев с советскими военнопленными было очень жестоким. В современной исторической науке до сих пор встречается мнение, будто все издевательства гитлеровцев над красноармейцами имеют простое объяснение: «СССР не подписал Женевскую конвенцию 1929 года о военнопленных».

Что тут сказать? Никто из тех, кто так говорит, не читал эту Конвенцию. Иначе знал бы, что в статье 82 этого документа (полностью он назывался «Женевской конвенцией об обращении с военнопленными») сказано:

«Положения настоящей конвенции должны соблюдаться высокими договаривающимися сторонами при всех обстоятельствах. Если на случай войны одна из воюющих сторон окажется не участвующей в конвенции, тем не менее, положения таковой остаются обязательными для всех воюющих, конвенцию подписавших».

Ну а чтобы закончить эту дискуссию, нужно вспомнить «Распоряжение об обращении с советскими военнопленными во всех лагерях военнопленных» от 8 сентября 1941 года:

«Большевизм является смертельным врагом национал-социалистской Германии. Впервые перед германским солдатом стоит противник, обученный не только в военном, но и в политическом смысле, в духе разрушающего большевизма… Поэтому большевистский солдат потерял всякое право претендовать на обращение как с честным солдатом в соответствии с Женевским соглашением».

Как бы там ни было, какую-то часть военнопленных Средней Азии и Казахстана гитлеровцам удалось привлечь на свою сторону.

Время собирать камни

Некоторые историки утверждают, что первые подразделения из военнопленных азиатов появились только в начале 1942 года. Однако первым из созданных в составе вермахта на Восточном фронте «мусульманских» формирований стал «Туркестанский полк». Его сформировали в соответствии с приказом генерал-квартирмейстера Генштаба сухопутных войск Эдуарда Вагнера «О создании охранных «сотен» из военнопленных туркестанской и кавказской национальности» 15 ноября 1941 года — при 444-й охранной дивизии, действовавшей в тылу группы армий «Юг».

Сам же «Туркестанский легион» действительно появился 13 января 1942 года — с базой в районе польской станции Легионово. До октября 1943 года, пока польский штаб командования «восточными легионами» не упразднили, в Польше подготовили 53 батальона, из которых 14 были «туркестанскими». Известен также учебный центр под Ромнами — в Сумской области Украины, который подготовил 12 полевых батальонов «туркестанцев». Кроме того, весной 1942 года был создан организационный штаб «К», который начал активную деятельность по вербовке добровольцев для «восточных легионов» из военнопленных народов Кавказа и Средней Азии. Согласившихся отправляли в подготовительный лагерь. Там кандидатов переодевали в старую трофейную военную форму и разделяли по ротам, взводам и отделениям. После этого с кандидатами начинались занятия по усвоению немецких команд и уставов, строевой и общефизической подготовке, а также занятия по политическому воспитанию.

Чем занимались после обучения бойцы «Туркестанского легиона»? В докладной записке СМЕРШа 3-го Украинского фронта есть упоминание, что 244-й «туркестанский» батальон, во время отступления немцев с территории СССР, использовался немецким начальством в качестве карателей: сжигал деревни, отбирал у населения скот и угонял его в тыл немцам, насильственно угонял в Германию мирных советских граждан, а также проводил облавы на партизан и коммунистов. Ну а если вспомнить, что в 1944 году немцы сформировали l-й Восточно-мусульманский полк СС и Восточно-тюркское соединение войск СС, то и здесь едва ли можно говорить о гуманизме легионеров в отношении мирного населения. Не зря СС признана в Нюрнберге преступной организацией.

Вербовали легионеров не только в войска, но и в  диверсионно-разведывательные школы Абвера и СД — политической разведки Главного управления имперской безопасности (РСХА). Несколько разведгрупп из числа диверсантов и шпионов «туркестанского» происхождения было заброшено в тыл, но, в конце концов, ликвидировано. В СД подготовкой шпионов и диверсантов из «туркестанцев» занимался институт «Арбайтсгемайншафт Туркестан» («Рабочее объединение Туркестана») во главе с Райнером Ольцшей — медиком, востоковедом-тюркологом и штурмбаннфюрером СС…

И всё же были в «туркестанских» частях СС и вермахта другие люди. Ещё до переброски «Туркестанского легиона» на фронт, немцы расстреляли 7 «легионеров» за то, что они сговорились перейти на сторону Красной Армии в момент нахождения на линии фронта. Кто-то выдал немцам этих людей, тем самым подписав им смертный приговор.
Также по материалам НКГБ Украинской ССР известны случаи, когда «легионеры» целыми ротами и взводами вместе с оружием переходили на сторону Красной Армии. Ну а поскольку подразделения «Туркестанского легиона» были не только на оккупированной территории СССР, но и в Европе, то и там были многочисленные случаи перехода легионеров на сторону партизан: в Италии и Франции, например.

И вот мы подошли к не менее интересному вопросу: репрессий против «легионеров».

Иные казахстанские истории уверяют, что подавляющее большинство бойцов «Туркестанского легиона» расстреляли чекисты после войны.

На самом же деле за сотрудничество с врагом перед судом предстали всего 49 бойцов «Туркестанского легиона». Алма-Атинский процесс 8-18 апреля 1947 года так и назывался: «Процесс 49-ти». Национальный состав подсудимых выглядел так: казахов – 19, узбеков – 19, таджиков – 2, туркмен – 7, кыргызов – 2. К расстрелу приговорили 11 человек, но расстреляли только одного. Остальных 38 человек приговорили к срокам заключения от 7 до 25 лет.

А что же остальные «легионеры»? В октябре 1943 года НКВД и НКГБ СССР выпустили совместную директиву № 494/94 «О порядке арестов и проверки военнослужащих коллаборационистских формирований». Она предписывала арестовывать и судить только тех, кто активно сотрудничал с врагом, занимал высокие посты в своих формированиях или участвовал в военных преступлениях. Если в отношении арестованных не было никаких данных об их работе на немцев в качестве агентов, бойцов действующей армии или карателей, то их направляли в специальные лагеря НКВД для фильтрации в том порядке, который действовал для вышедших из окружения и находившихся в немецком плену. Как видим, никаких поголовных расстрелов «легионеров» Советская власть не применяла…

Безусловно, реабилитация бойцов «Туркестанского легиона» в Казахстане — да неважно, где — может состояться. Про их «героическую борьбу с Советами» могут выпустить много фильмов и книг. Но предательство всегда остаётся предательством — независимо от того, что думают об этом «реабилитаторы». Хуже того: подобные «реабилитации», по сути, делают предательство актом доблести и оскорбляют память настоящих героев, которые погибали, но не сдавались. Вплоть до того самого момента, когда 30 апреля 1945 года казахстанец Рахимжан Кошкарбаев и россиянин Григорий Булатов установили на лестнице главного входа в здание Рейхстага первый красный флаг.

StanRadar.com: Дмитрий Орлов

Предыдущая запись
Следующая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 27 подписчикам