ДИВЕРСИЯ! ПЕРЕД ПАНДЕМИЕЙ БИРТАНОВ И ШАРМАН ЗАКРЫЛИ КАФЕДРУ КЛИНИЧЕСКОЙ ЛАБОРАТОРНОЙ ДИАГНОСТИКИ!

Преподаватель НАО «КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова Айман Садвакас в своем обращении на имя президента Токаева вновь разоблачает порядки, установившиеся в системе здравоохранения. Она утверждает, что ликвидация кафедры клинической лабораторной диагностики произошло аккурат перед началом пандемии коронавируса и было местью ей со стороны гражданина США Алмаза Шармана и тогдашнего министра здравоохранения Елжана Биртанова. Это решение стало по сути диверсией, оставившей страну без такой важной кафедры по лабораторной диагностике инфекционных заболеваний. Именно поэтому в момент пандемии в Казахстане не оказалось необходимого числа нужных специалистов, способных использовать ПЦР-тестирования для обнаружения короновирусных больных.

В результате этого в республике было очень большое количество людей, заболевших атипичной пневмонией, которую не смогли грамотно идентифицировать как Covid-19. Данное решение о ликвидации кафедры клинической лабораторной диагностики является настоящей диверсией со стороны гражданина США Алмаза Шармана  и бывшего министра здравоохранения Елжана Биртанова, которые пролоббировали принятие антинародного Кодекса о здоровье граждан, в интересах зарубежных транснациональных фармацевтических компаний! Эта их деятельность требует проведения дополнительного расследования.

Редакция

Президенту Республики Казахстан Токаеву К.

Господин Президент !

 

26 августа 2020 года на своей странице фейсбука я обращалась к Вам по поводу того, что вся власть в медицинском образовании и здравоохранении принадлежит экс министру Биртанову Е. и семье Шармановых. По решению Правительства уже в течение нескольких лет  некоммерческое акционерное общество «КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова» полностью  находится в ведомственном подчинении  Министерству здравоохранения —  единственным акционером университета.  А Министерство  образования и науки перестало фактически осуществлять  государственный контроль за образовательной деятельностью вуза.

По этой причине в НАО «КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова» сложилось опасное социально-правовое явление — нарушаются международные принципы академической честности и профессиональной этики – могут подвергаться дискриминации неугодные сотрудники из-за личной неприязни, зависти или мести, руководители злоупотребляют должностным или служебным положением для получения личных выгод или групповых интересов.

За злоупотребление  должностным  или служебным  положением   для получения личных или групповых интересов и  для извлечения выгод  и преимуществ для себя или других лиц,  либо нанесения вреда другим лицам, если это повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан предусмотрена уголовная ответственность ст.361 УК РК.

Господин Алмаз Шарман мстит мне за то, что я написала в октябре 2012 году письмо Президенту Назарбаев Университета  Шигео Катсу по поводу заимствования моих идей по нейронаукам.

Незаконно и необоснованно произошла ликвидация кафедры клинической лабораторной диагностики в июне 2019 года, где я работала ассистентом.  На момент принятия решения по закрытию кафедры Председателем Совета директоров НАО «КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова» был экс Министр Биртанов Е., членом Совета директоров — господин Алмаз Шарман. Поэтому я рассматриваю закрытие кафедры, как факт непристойной  мести.

Даже в ведущих университетах мира – Гарвардской школе медицины США, университете Стэнфорда США имеется департамент «Патология», где в диагностических серверах преподаются такие разделы клинической лабораторной диагностики, как цитология, иммунодиагностика, клиническая биохимия, клиническая микробиология, гематология и т.д. Во всех странах мира и СНГ имеется кафедры или департаменты лабораторной диагностики. Без лабораторных исследований в клиниках и больницах диагноз не выставляется, дифференциальная диагностика не проводится. Кроме того, в каждом университете мира имеется лаборатория, нацеленная на научные и экспериментальные исследования. Нигде кафедру, преподающей виды лабораторных исследований, не закрывают, потому что это  —   нонсенс !

Кроме того кафедра клинической лабораторной диагностики КазНМУ была единственная, которая готовила резидентов и магистрантов по специальности «Клиническая лабораторная диагностика», организовывала и проводила международные конгрессы и семинары для специалистов лабораторной службы  всего Казахстана.

За период пандемии по коронавирусу были выявлены проблемы по нехватке специалистов лабораторной службы. Об этом писали летом СМИ – газета «Караван» и сайт www.exclusive.kz.

8 августа 2020 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала в Казахстане пневмонии с отрицательным ПЦР-анализом случаями Covid-19 https://forbes.kz/. По данным Межведомственной комиссии на 7 августа 2020 года  в Казахстане  за сутки было выявлено  907 зараженных коронавирусом и 1102 больных COVID-подобной пневмонией. За эту неделю по данным ВОЗ  в стране от коронавируса умерли 316 человек.

Не исключено, что среди умерших и у 1102 больных COVID-подобной пневмонией были  ложно-отрицательные  ПЦР –тесты. Существуют  Международные требования по контролю качества лабораторных исследований, согласно  которым  необходимо    исключать  ложно-положительные и ложно-отрицательные  результаты. В связи с острой нехваткой специалистов лабораторной службы на период пандемии, как и кто проводил мониторинг по контролю качества лабораторных исследований – неизвестно.

Однако кафедру клинической лабораторной диагностики не восстановили, так как   никаких выводов руководство Министерства здравоохранения и КазНМУ не сделало, потому что личные амбиции и месть поставлены выше государственных интересов !

Фактически идет «выдавливание» профессионалов с одной целью – руководство хочет иметь власть в своих руках для того, чтобы ставить своих знакомых, друзей, приближенных, для получения личной или групповой выгоды. Поэтому  происходит необоснованное назначение на должности специалистов со стороны, людей, не владеющих профессиональными знаниями, навыками работы в медицине. Кадровая политика действующего руководства  преследует одну цель — происходит распределение должностей между «своими» людьми.

Как с неугодным сотрудником был расторгнут договор с  профессором Рысулы М.Р.-  крупным специалистом лабораторной службы Казахстана, Президентом КАМЛД (Казахстанской Ассоциации  медицинской лабораторной диагностики), который неоднократно являлся инициатором Международных Конгрессов по лабораторной диагностике и членом  международной федерации IFCC – International Federation of Clinical Chemistry.

Исследовательской среды нет; научных медицинских школ нет; университет не прошел международную аккредитацию, как академический медицинский центр.

Например, на сайте https://www.topuniversities.com/universities/sd-asfendiyarovkazakh-national-medical-university#921615 указана информация, согласно которой КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова занял 152-е место. Однако информация, по которой университет занял это место, мягко говоря не соответствует действительности.  Сертификата аккредитации от Всемирной федерации медицинского образования World Federation for Medical Education (WFME) КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова не имеет согласно этим сайтам https://wfme.org/accreditation/accrediting-agencies-status  http://www.ecaqa.org/en/international-collaboration/international-external-evaluation-ofecaqa Eurasian Center for Accreditation and Quality Assurance in Higher Education and Health care (ECAQA).

Прилагается письмо от команды Всемирной федерации медицинского образования WFME от 7 октября 2020 года, в которой они пишут, что эту информацию о занятом месте должны представлять Министерства каждой страны о своем университете. Также  прилагается ответ по электронной почте  госпожи Chiara Moriotto из Европейской Ассоциации Университетов от 5 октября 2020 года, которая пишет, что КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова не является членом EUA — Европейской Ассоциации Университетов.

По условию  международного  рейтинга вузов  необходимо иметь сначала безупречную репутацию среди иностранных студентов. Как можно было подавать в международный рейтинг некорректную информацию, если  20 июня 2017 года студенты из Индии устроили забастовку, так как  целому потоку выставили низкие непроходные баллы с целью повторной пересдачи летом ? (сайт https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/inostrannyie-studentyi-ustroili-zabastovku-v-medvuze-almatyi-320687/)

Доступности и справедливости в образовании не существует.

Летом 20 августа 2020 года  я показывала презентацию  на тему  действующего  проекта Министерства образования и науки  по механизмам адаптации клеточных мембран у  больных  с вирусным гепатитом С.

Руководитель отдела магистратуры и докторантуры Иванченко Н. сказала всем претендентам, что презентации необходимо  подготовить по следующим правилам – кто говорит на русском —  текст должен быть на казахском,  если  на казахском – текст на русском,  если на английском  – текст на русском.  Среди всех претендентов я единственная так и поступила – презентация была на русском, а все рассказывала на английском. Некоторые претенденты, которым был выставлен высокий проходной балл, приготовили текст на английском, а говорили  на русском. А что  легче  – видеть текст на русском и рассказывать 15 минут по-английски или наоборот ?

Если претендент знает английский язык, то какая была необходимость сделать презентацию на английском ( просто закинуть в гугл переводчик, вытащить и вставить), а потом рассказывать все на русском ?  Из этого факта следует, что или претенденты не владеют  в совершенстве разговорным английским, или члены комиссии с индексами Хирша не понимают или  не знают английский.

Несмотря на то, что я все рассказывала по-английски, вопросы были все на русском. То есть произошла явная дискриминация —  кто-то получил незаконное и необоснованное преимущество при показе предполагаемого диссертационного исследования.

Согласно Закону Республики Казахстан от 11 июля 1997 года № 151-I
«О языках»  в организациях образования государственный язык и русский язык являются обязательными учебными предметами и входят в перечень дисциплин, включаемых в документ об образовании. Поэтому такой необходимости готовить презентацию на одном, а говорить на другом не было, так как это является грубым  нарушением Закона «О языках».

На видео-записи, которую демонтировали, специально  приглушили  звук. Поэтому,   увидев мою презентацию на русском, члены апелляционной комиссии написали в своем заключении, что у меня  низкий уровень английского языка несмотря на то, что целый год находилась на стажировке в США по молекулярной генетике, посещала  там   семинары,  сдавала тесты на английском языке для получения сертификатов, показывала презентацию также на английском языке для  ученых Buck Institute for Research on Aging.

В 2018 году   при поступлении в магистратуру я показывала презентацию на английском языке, мне было выставлено 100 баллов. Председателем приемной комиссии был бывший провост  Д.Павалкис – экс-министр образования и науки Литвы в 2012-2015годах., ныне ректор НАО «Медицинский  университет  Астана».

В этом году председателем комиссии  был специально поставлен пенсионер — зять семьи Шармановых – фтизиатр Муминов Т.А. Среди членов комиссии нет ни одного специалиста в области клинической лабораторной диагностики, генетики, иммунологии, хроматографии и т.д. Поэтому фтизиатр Муминов Т.А., гинеколог Локшин В.Н., кардиолог Сугралиев А.Б., фармаколог Рахимов К.Д., педиатр Боранбаева Р.З., стоматолог Алтынбеков К.Д., гепатолог  Нерсесов А.В. не могут профессионально оценивать меня, специалиста в области молекулярной диагностики и молекулярной генетики. Несмотря на то, что члены комиссии были разных специальностей, оказывается  вкусы и  впечатления от моей презентации у них оказались одинаковыми, что в природе никогда не  наблюдается — люди имеют разные мнения, вкусы, впечатления, одинаково никто не реагирует, одинаковых мнений и взглядов не бывает.

Все члены комиссии сошлись в одной оценке – 68 баллов. Получается, что одна комиссия выставляет  100 баллов, а другая   —  68  баллов. Большая разница в 32 балла вызывает глубокие  сомнения в объективности членов комиссии.

Имею  свыше 50 публикаций в ближнем и дальнем зарубежье; 2 авторских свидетельства и 1 патент, сделала 12 докладов на английском языке на международных  конгрессах и конференциях.  Мой  научно-педагогический стаж более 10 лет, являюсь     англоязычным  преподавателем, являюсь  обладателем  Президентской стипендии Болашак и  повышенной именной  стипендии по магистратуре. Согласно Закону об образовании  РК   именная  стипендия  присуждается  наиболее  способным   обучающимся,  занимающимся  научно-­исследовательской работой, принимающих активное участие в общественной, культурной и спортивной жизни учебного заведения.

Никто из 25 поступивших в докторантуру  не имеет столько публикаций, опыта работы в ВУЗе и регалий. Поступившие резиденты не занимались наукой, не писали статьи, не участвовали  с докладами на английском языке в международных научных конференциях. Если сделать сравнительную таблицу по публикациям, докладам, патентам, монографиям, то картина станет явно очевидной  — будет  ясно, кто является более достойным претендентом.  Однако Комиссия из Министерства здравоохранения не провела такой сравнительный анализ, значит просто пошла на поводу  членов комиссии КазНМУ.

В общем Протоколе, в котором  были занесены  оценки  всех претендентов в докторантуру    от 20 августа 2020 года,  были  указаны подписи  7 фамилий – выше перечисленных членов комиссии. Однако  в отдельном индивидуальном  Протоколе  №36 для меня от 20 августа 2020 года указано  уже 9  фамилий, то есть два члена комиссии    —  Баймаханов Б.Б. и Мусагалиева  А.Т. не присутствовали  на момент  моей презентации.

Позже 26 октября 2020 года Танатарова Г.Н. – директор Департамента науки и человеческих ресурсов МЗ РК на совещании в онлайн-режиме сказала  мне  о том, что департаментом были проанализированы  чек-листы  12-ти  членов комиссии, которые все выставили одинаковый балл. Получается, что подписались  все 12 членов комиссии, хотя 5 членов отсутствовали. На эти грубые нарушения Департамент Министерства здравоохранения также просто закрыл глаза – это  еще раз  убеждает  меня в  том, что власть в здравоохранении принадлежит Шармановым.

Для принятия кворума необходимо было присутствие 2\3 от состава комиссии – то есть 8 человек. Кворума на момент моей презентации не было, однако потом были занесены другие фамилии, что является служебным подлогом, которое  квалифицируется как преступление  согласно статьи  314 УК РК (внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, либо выдача заведомо ложных или поддельных документов, если эти деяния совершены в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц или организаций либо нанесения вреда другим лицам или организациям).

Этот факт по подлогу лишь подчеркивает предвзятость, необъективность комиссии,  которая себя дискредитировала. Неизвестно теперь,   по какому принципу были отобраны 25 поступивших в докторантуру. Не исключено, что среди тех, кто не поступил,  были более достойные претенденты.   На основании фактов  по грубым нарушениям  законодательства необходимо создание другой независимой комиссии для соблюдения законности в области образования.

Кроме того,  в составе указанных членов комиссии – 6 мужчин, если включить  Алмаза Шармана и экс Министра здравоохранения Биртанова Е., то получается, что  я подвергаюсь дискриминации еще и  как женщина. Существует Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (от 18 декабря 1979 года), к которой  Казахстан присоединился   в 1998 году.

Мне, как  женщине,  не дают возможность сделать научную карьеру – не пропускают в докторантуру.  Действиями комиссии нанесен существенный вред  моим конституционным правам и  законным интересам в области образования хотя никто не имеет права подвергаться дискриминации в области образования согласно Конституции Республики Казахстан.

Для соблюдения законности в обеспечении моих  конституционных прав, для   исключения дискриминации  прошу Вас назначить другой состав независимой комиссии по поступлению в докторантуру с привлечением независимых экспертов из Казахстанской Ассоциации медицинской лабораторной диагностики и других профессиональных ассоциаций по лабораторной дагностике.

Айман Садвакас

Предыдущая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 17 подписчикам