О продаже земли на Украине

Terra mercaturae

30 марта 2020 года «верховная рада» девятого созыва приняла во втором чтении закон о рынке земли сельхозназначения. Пожалуй, самое скандальное решение этого издания «верховной рады», которое, тем не менее, прошло без уличных протестов. Момент для голосования был выбран крайне удачно, поскольку общегосударственный карантин не позволяет проводить массовые акции, кроме того пандемия вируса COVID-19, сама по себе является более значимым информационным поводом.

К слову, в Украине на момент принятия закона, была скорее угроза эпидемии, нежели собственно эпидемия — число подтвержденных случаев менее 500, что никак нельзя назвать эпидемией для 40 миллионного государства. Жесткие карантинные меры, такие как ограничение (фактический запрет для массового использования) работы общественного транспорта выглядят, во-первых, явным преувеличением, во-вторых, явно вскрывает природу государства. Работу предприятий не остановили, но рабочих лишили возможности добираться до рабочего места (что уже привело к массовой отправке работников в неоплачиваемые отпуска). Кроме того, если в целом по стране число подтвержденных случаев заболевания не так уж велико, и устрашает это главным образом в связи с развалом (успешным реформированием) системы здравоохранения, то среди депутатов «верховной рады» есть 2 подтвержденных случая. В условиях всеобщего карантина парламент, имеющий 2 заболевших из 450 депутатов, явно является очагом распространения болезни. Его работа должна бы быть ограничена. Однако, жертвенность депутатов, которые, рискуя здоровьем, идут заниматься законотворчеством, могла бы даже вызывать восхищение, если бы они при этом делали что-то полезное.

Впрочем, эпидемиологическая ситуация лишь контекст, как и требование МВФ. Вопрос земли для Украины имеет куда большее значение. И хотя на сегодняшний день более двух третей населения проживает в городах и ПГТ, культурные традиции украинцев глубоко пропитаны сельским бытом. Несмотря на то, что Украина была одной из наиболее индустриальных республик СССР, строила авианосцы, космические ракеты и самые большие в мире самолеты. Промышленные объекты крайне редко бывают предметом любви и гордости украинского патриота (за исключением разве что Донбасса, но там очень специфическая ситуация). Сельхозугодия напротив – главный атрибут патриотической утопии. Труд хлебороба и родительская хата воспеты поэтами, бескрайние нивы вызывают умиление и восторг в сердце каждого сознательного украинца, который искренне верит в миф о том, что флаг Украины — это изображение синего неба над золотым пшеничным полем (на самом деле это не так, но это не имеет отношения к теме данной публикации). И хотя лишь 13млн. из 40 живут в селах, а счастливыми обладателями земельных паев являются и того меньше — 7млн. граждан, вопрос введения рынка земли сельхозназначения для большинства украинцев является стратегическим. Большинство граждан Украины являются противниками продажи земли, причем, не первый год и даже десятилетие.

Сам процесс распаевания колхозной земли был запущен в далеком уже 2001г., когда был принят действующий на данный момент земельный кодекс. Голосование проходило со скандалами, драками в парламенте и, по мнению ряда ветеранов украинского парламентаризма, нарушениями регламента. Тем не менее, с тех пор вопрос введения рынка сельхозугодий стал вопросом недалекого будущего, которое, впрочем, «верховная рада» регулярно отодвигала — продлевая действие моратория на продажу земли. Сам процесс продления моратория является эпохой в истории украинского парламентаризма. Создав механизм рыночных преобразований и запустив его, украинские депутаты на протяжении вот уже почти двух десятилетий ограничивали его работу. От части это делалось из популистских соображений, от части из боязни что руководить запуском рынка будет кто-то другой. Интересно, что в разные годы и партия «Батьківщина» (она же «Блок Юлии Тимошенко» — БЮТ) и «Партия регионов» (приемником которой в нынешней верховной раде с определенными оговорками можно считать «Оппозиционную платформу — За жизнь» — ОПЗЖ) не голосовали за продление моратория, при этом эти периоды совпадали с их пребыванием у власти. Последовательно за продление моратория всегда голосовали лишь левые партии (ныне запрещенные или просто внепарламентские), которые с 2000 г. не имели большинства, но всегда находили союзников для продления. Если проводить аналогии с народным фольклором, то украинский парламент напоминал пьянчужку, который уже договорился сменять курицу на бутылку, но все время откладывал сам акт обмена, то побаиваясь реакции супруги, сжимающей в руках скалку, то опасаясь, что вожделенный сосуд с алкоголем нужно будет разделить с кумом, а возможно и с кумовьями.

Режим моратория был своеобразным отражением политического ландшафта Украины. Принятие в 2001 году земельного кодекса превратило значительную часть сельских жителей в мелких землевладельцев. Аграрные районы центральной Украины перестали быть электоральной вотчиной левых и стали основой поддержки Юлии Тимошенко. Сейчас она является противницей снятия моратория, но, как уже сказано выше, таковой леди Ю была не всегда.

На селе сложилась причудливая система хозяйствования, когда лишь 29% сельхозугодий обрабатывается непосредственно собственниками, 56% у собственников арендуется, 8 % арендуется у государства, а 7% вообще не обрабатывается. Интересно, что на арендованной у собственников земле часто работают сами же собственники, которые одновременно являются наемными работниками аграрных предприятий. Это как, если бы рабочие сдавали капиталисту в аренду предприятия, а потом сами же нанимались к нему на этих предприятиях работать. 76% транзакций с землей сельхозназначения – это аренда. Правда, есть и купля продажа, но это касается приусадебных участков, на которые действие моратория не распространяется. Всего в Украине чуть более 60млн.Га земли, из которой 42.7млн Га земли сельхозназаначения. Однако, под действием моратория пребывает 41.5млн Га, из которых 27.7млн частные паи, а 10.4млн Га находятся в собственности государства и на данном этапе продаже не подлежат. При этом и среди частных владельцев желание продать землю на первоначальном этапе есть лишь у 8-10%(по данным различных опросов). 90% собственников паев продавать землю не собираются, во всяком случае, в первые годы.

Переворот 2014 г и последующее ускорение процессов демонтажа остатков советской системы хозяйствования, не мог не затронуть и аграрный сектор. При этом важно отметить, что, если режим Порошенко очень активно уничтожал политическое наследие СССР, Зеленский в большей степени сосредоточился на экономической «декоммунизации». Конечно, процессы переименования улиц, преследования левых и усиление националистических тенденций в гуманитарной политике продолжаются, однако, основной упор «команда Зе» делает на экономические вопросы.

Реформирование традиционно консервативного аграрного сектора будет довольно сложным и длительным процессом. Достаточно сказать, что Зеленский уже столкнулся с сопротивлением даже внутри своей партии «Слуга народа», из-за чего был вынужден пойти на альянс «Европейской солидарностью» (партия Порошенко) и «Голосом» (партия эстрадного исполнителя Вакарчука). Так же интересным фактом является то, что партии нынешнего и прежнего президентов считаются противниками, объединяет их то, что они, как и «Голос», постмайданные. В тоже время условно старые политические силы «Батькивщина» (Юлии Тимошенко) и ОПЗЖ также являются оппонентами, однако, в этом вопросе их позиции совпали, и они за закон о рынке земли не голосовали.

Сам закон не устанавливает либерально-рыночную модель на селе, он является лишь шагом в этом направлении, и, невзирая на важность этого шага, это далеко не весь путь. Кстати, фактически мораторий все еще действует. И хотя сейчас это кажется маловероятным, небольшой шанс на его продление все же сохраняется. Например, это может произойти, если власть таким образом попробует сбить волну социального недовольства, которая наверняка возникнет вследствие начинающегося экономического кризиса. Тем не менее, в рамках буржуазной модели хозяйствования аграрный сектор не может оставаться в стороне, да он и не остается. Если посмотреть на состав посевных площадей, то мы увидим значительное возрастание доли т.н. технических маслянистых культур, дающих высокую прибыль, но истощающих почву. При этом овощеводство существенно сокращается, достаточно сказать, что в текущем году Украина импортирует картофель, который является важной частью рациона большинства ее граждан. Таким образом, мораторий в его нынешнем виде вовсе не защищает украинский чернозем, благодаря чему его доля в общем балансе украинских земель колеблется от 40 до 70% в зависимости от методики оценки. Арендатор вовсе не озабочен качеством арендуемой земли, его приоритет — прибыль.

Решением проблем аграрного сектора может стать лишь система государственных закупок и планирования. А также применение технологий требующих значительных капиталовложений, на что может пойти только государство. Вот только государство всегда действует в интересах господствующего класса. Потому нет сомнений в том, что нынешнее буржуазное государство и в аграрном секторе будет продолжать проводить политику в интересах крупного капитала. Радикально изменить ситуацию в аграрной отросли, способно лишь государство, которое аграрные трудящиеся создадут в союзе с рабочими!

Оргкомитет украинского движения «Социалистическая Альтернатива»

Предыдущая запись
Следующая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 17 подписчикам