Бунт на воздушном корабле


По словам Илоны Борисовой, выжить человека из профессии легко: схема отработана

Борисова взялась спорить с могучим «Аэрофлотом» — и, представьте, победила в ситуации, казавшейся безнадежной. Бортпроводница так достала работодателя критикой, что год назад была уволена с формулировкой «по совокупности нарушений». Формальный повод — дисциплинарные взыскания и несоблюдение технологии работы в рейсе. Но Илона через суд доказала, что увольнение незаконно. Получила от авиакомпании денежную компенсацию за вынужденный простой и моральный ущерб. И уже второй месяц работает как ни в чем не бывало.

Помните, несколько лет назад случился резонансный конфликт в «Аэрофлоте»: бортпроводники возмутились дискриминацией по возрасту и внешности («Труд» писал об этом в сентябре 2017-го). Тогда недостаточно красивых, стройных и юных убрали с международных рейсов и разрешили работать исключительно в салонах эконом-класса на рейсах внутри России с потерей в зарплате.

В длинной череде судов и пресс-конференций принял активное участие и профсоюз в лице Илоны Борисовой. Хотя лично ей санкции не грозили: рост, вес и возраст соответствовали требованиям. Тогда никто не верил, что «бунт на корабле» закончится победой обиженных стюардесс. Тем не менее суды оказались на их стороне.

В сентябре 2019-го почти месяц шла «тихая забастовка»: стюардессы под разными предлогами брали больничный и не являлись на вылет. Авиаперевозчик тогда уведомил общественность, что это всего лишь слухи. И даже Шереметьевский профсоюз летного состава (ШПЛС), известный способностью отстаивать права пилотов, открестился, заявив, что «летчики не имеют отношения к инициативе бортпроводников, не владеют информацией об их конкретных проблемах». А стюардессы настаивали всего лишь на соблюдении их права на равные для всех условия труда, индексацию зарплаты (последняя была в 2012 году), справедливое и заблаговременное планирование графика полетов и графика отпусков, а также уважительное отношение к рядовым сотрудникам со стороны руководящего состава.

«Скорее всего, именно последний пункт привел к точке кипения, — рассказывает Илона Борисова. — Это была спонтанная акция, ШПБ не был зачинщиком, но мы пошли на крайние меры по совокупности причин. Я объявила голодовку и незамедлительно получила на руки приказ об увольнении».

И тогда последовала лавина откровений ее коллег об условиях работы в авиакомпании (что, кстати, строжайше запрещено уставом). «Пролетариат неба», как называют себя бортпроводники, вынес сор из избы. Поведать миру им было о чем.

Любое замечание инструктора или бригадира — путь в немилость, в черный список, штраф, лишение премий и льготных авиабилетов, невыгодные рейсы, короткие выходные. Хроническая усталость — одна из неизбежных составляющих внешне привлекательной профессии. Экс-сотрудница службы бортпроводников рассказала, как в одно совсем не прекрасное утро заклинило замок входной двери в ее квартиру. Угроза опоздания на рейс заставила девушку выпрыгнуть с балкона второго этажа с чемоданом и вызвать такси. Страх наказания оказался сильнее инстинкта самосохранения.

Другой пример: люди по три года стоят в очереди, чтобы получить право: на личный шкафчик для форменной одежды, а пока мужчины и женщины пользуются одной раздевалкой. На раздельные не нашлось места на 780 квадратных километрах территории Шереметьево, входящего в десятку крупнейших аэропортов Европы. Хотя это так удобно — переодеться в идеально выглаженную униформу перед рейсом, а не ехать в ней через весь город общественным транспортом с пересадками.

Пустяки? Но такие «мелочи» влияют на качество жизни, большую часть которой летный состав проводит в пути на работу или в самолете. Иногда в нем приходится даже спать, если стоянка недостаточно продолжительная, чтобы заселиться в гостиницу.

Активисты протестуют открыто, сочувствующие — анонимно. У людей свои проблемы, ипотеки, кредиты… «Аэрофлот» — один из самых привлекательных работодателей России, очередь желающих не иссякает. Действующие сотрудники боятся потерять место, да еще получить «волчий билет», с которым ни одна российская авиакомпания на работу не примет…

Финалом истории протеста стал одиночный пикет Илоны Борисовой у входа в терминал Шереметьево. Акция, как теперь водится, закончилась в местном отделении полиции. Девушку обыскали, составили протокол об административном нарушении, передали дело в суд города Химки вместе с вещественным доказательством — плакатом с требованиями к администрации «Аэрофлота» улучшить условия работы.

С такими же плакатами встали на одиночные пикеты в других точках Москвы коллеги из независимых профсоюзов метрополитена и Московского профсоюза работников общественного транспорта. Участники акции объяснили солидарность со стюардессами наличием таких же проблем. Выступая за трудовые права, лидеры этих организаций тоже испытывают давление со стороны работодателей. Увольнение по «дисциплинарной» статье не редкость в их рядах.

А как у них «пролетариат неба» отстаивает свои права? В British Airways, ведущей авиакомпании Великобритании, в забастовке летного состава участвовали более 4 тысяч пилотов. Авиакомпания согласилась на переговоры, и профсоюз пилотов британских авиакомпаний (British Airline Pilots Association, BALPA) решил избежать дальнейшей эскалации конфликта и «непоправимого ущерба для имиджа компании». Речь шла об увеличении зарплаты пилотов. И ее таки подняли на 11%. Небо и земля по сравнению с нашими реалиями, не правда ли?

Голос
Илона Борисова, лидер Шереметьевского профсоюза бортпроводников

— Выжить человека из профессии легко, схема отработана. Мой случай — классический пример укрощения строптивых. Но и отличный прецедент для тех, кто не намерен терпеть произвол. Я люблю свою работу, мой стаж в авиакомпании — 20 лет, и покидать ее я не намерена. Но и отказываться от борьбы за наши трудовые права в мои планы не входило. Адвокатов по своему делу частично оплатил профсоюз, некоторые юристы помогали мне бесплатно. По административному делу, которое было возбуждено после моего задержания в одиночном пикете, меня взялся бесплатно защищать юрист, которого в свое время, так же как меня, выбросили на улицу. На тяжбу ушел год. В итоге за время вынужденного прогула «Аэрофлот» заплатил около миллиона рублей, с учетом среднего заработка 75 тысяч в месяц, плюс 10 тысяч за моральный ущерб и оплата судебных издержек. То есть руководство службы бортпроводников нанесло прямой ущерб авиакомпании.

Сейчас сильно изменились условия работы, потому что вмешался коронакризис. Летаем критически мало, по 3-4 рейса в месяц. Работодатель вспомнил про накопившиеся задолженности по отпускам и стал выдавать их в срочном порядке. Резко упала зарплата бортпроводников. Многие подрабатывают по совместительству на земле.

На летной работе меня восстановили. Сейчас каждый рейс — с инструктором, регулярные замечания и следующие за ними тех.занятия. В общем, пристальное внимание к моей персоне обеспечено. Но немая сцена моего появления в офисе и вручение исполнительного листа с судебным решением — это дорогого стоит!

ИСТОЧНИК: Труд

Предыдущая запись
Следующая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 17 подписчикам