Евгений Куликов: Мы делаем ставку на «боевые» организации, умеющие защищать работников

Какие задачи ставит сегодня перед собой объединение независимых профсоюзов, зачем оно нужно и в чём его главное отличие от ряда ранее возникших в стране профсоюзных объединений, — об этом корреспонденту медиапортала «Социальные новости» рассказал Генеральный секретарь Общероссийского объединения профсоюзов «Союз профсоюзов России» (СПР) Евгений Куликов.

— Корр.: Евгений Александрович, в стране сейчас действуют несколько общероссийских профсоюзных объединений, и хотелось бы, чтобы Вы пояснили: чем была вызвана необходимость создания ещё одного? В чём его особенность?

— Е.К.: Наша организация возникла в сентябре 2010 года. Действительно, до нас в России существовало три профобъединения: была и есть Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР), которая является самым крупным объединением трудящихся в стране, существуют также СОЦПРОФ и Конфедерация труда России (КТР).

Все профобъединения действуют в рамках закона «О профессиональных союзах», и алгоритм работы не сильно отличается. В отличие от политических партий мы руководствуемся единой идеологией профсоюзной солидарности, но есть разница в корпоративной культуре, в приоритетах и особенностях лидерских качеств руководителей.

ФНПР позиционирует себя в качестве посредника в отношениях государства и наёмных работников, КТР – борцом за интересы трудящихся, основанных на общеевропейских ценностях. СОЦПРОФ же по сути обслуживает амбиции своего лидера.

Мы позиционируем себя как объединение, представляющее интересы трудящихся. Мы не посредники, мы сторона наёмного работника, но без достижения компромисса говорить о согласовании интересов невозможно. При этом наша организация — классовое профобъединение, и мы понимаем, что противоречия собственника и наёмного работника были, есть и будут всегда.

Различные объединения и появились на фоне всех этих обстоятельств: люди тяготеют к «своим» мировоззренческим ценностям. И это естественный процесс.

В качестве иллюстрации «гибкости» позиции ФНПР: в вопросе пенсионной реформы её лидер заявил о неприемлемости повышения пенсионного возраста, но при этом все депутаты, делегированные в Госдуму от ФНПР, проголосовали в её поддержку. А СОЦПРОФ — он и в лице лидера заявил о поддержке реформы.

— Корр.: А ваша позиция была какая?

— Е.К.: Мы считали и считаем повышение пенсионного возраста в России абсолютной ошибкой. Мы предлагали альтернативные способы решения проблемы дефицита средств Пенсионного фонда, это первое. Второе: процесса конструктивного обсуждения проекта пенсионной реформы так и не состоялось, и вся полнота ответственности за сегодняшние снижение уровня жизни людей «предпенсионного» возраста ложится на действующее правительство.

— Корр.: Вы в оппозиции?

— Е.К.: Мы не находимся в оппозиции ни к правительству, ни к политическому руководству страны. Мы работаем совершенно в другой плоскости общественных отношений. Обратите внимание на риторику лидеров профобъединений. ФНПР и СОЦПРОФ активно поддержали процесс присоединения Крыма, КТР выразил сдержанную озабоченность по этому поводу. Мы же просто организовали работу с крымскими профорганизациями для защиты интересов работников, без учёта политической коньюктуры.

Митинги по поводу событий вокруг московских выборов. Газета ФНПР «Солидарность» осуждает оппозиционных политиков, лидер КТР осудил действия государства по разгону демонстрантов на несанкционированных митингах.

Интересы нашего объединения находятся вне оценки данных событий, поскольку члены наших профсоюзов могут придерживаться различных точек зрения.

— Корр.: А ваша позиция по отношению к митингам?

— Е.К.: Митинг – разрешённая форма выражения своей позиции группой граждан. При этом механизм реализации определяет закон, с этим стоит считаться. Прекрасно понимаю, что от лидеров общественных организаций все ждут ответа на вопрос: «Ты за «красных» или за «белых»?».

— Корр.: То есть Вы считаете, что профсоюзное движение пытаются политизировать?

— Е.К.: Так было всегда. Всегда возникали определённые отношения профсоюзных объединений с партиями.

Профсоюз не должен позиционировать себя в интересах каких-то политических партий или групп. Его прямые задачи — решение социально-правовых вопросов, а не борьба за власть. При этом профсоюзная борьба за социально-трудовые интересы иногда может разрушить мощь той или иной политической конструкции. Но это уже зависит от дальновидности и рациональности лидеров, которые стоят во главе этой политической конструкции.

— Корр.: Классический опыт английских профсоюзов?

— Е.К.: Не скажу за английские профсоюзы, но во главе политической борьбы за власть профсоюзы замечены не были ни в Великобритании, ни в других странах. Если бы российские профсоюзы вышли и сказали «нет» повышению пенсионного возраста, то и это не считалось бы политической борьбой!

— Корр.: А должны были бы?

— Е.К.: Полагаю, что да. Но профсоюзы не нашли должной поддержки в общественных настроениях в этом вопросе.

Митинги – конституционное право граждан. Но не стоит проводить аналогию с митингами 27 июля и 3 августа, «путать Божий дар с яичницей». Речь идет о мотивах выступлений: удовлетворение личных амбиций кандидатов или ущемление интересов миллионов наших сограждан.

Вот, например, меня в этом году не включили в состав Общественного совета при Минтруде. И что, мне вывести членов наших профсоюзов на улицы и протест устраивать? Просто прошла ротация, и моя кандидатура была не принята.

— Корр.: Тогда вроде бы и обижаться нет причины?

— Е.К.: Обижаться — нет, но возмутиться в данном случае как раз нужно. Потому что там оказались только представители ФНПР, никого из свободных профсоюзов. Что касается московских протестов, мотивы и право такое у митингующих есть, но противопоставлять себя нормам действующего закона в данной ситуации не стоило бы. Как не стоит ставить по другую сторону «баррикад» и сотрудников полиции, которые обязаны выполнять свой служебный долг.

— Корр.: Возвращаясь к профобъединениям: где-то они пересекаются? Могут ли члены одного из них быть в то же время и членами другого?

— Е.К.: Не исключено. Однако в некоторых профобъединениях введён запрет на двойное членство. В КТР, например, есть, в ФНПР — запрет на двойное членство в профсоюзах вообще. В СОВПРОФе запрета как такового нет, у нас — тоже.

— Корр.: Сколько человек объединяет ваша организация?

— Е.К.: У нас более миллиона членов. Мы получаем информацию непосредственно от профсоюзов. На сегодня это 42 организации.

— Корр.: А ФНПР декларирует 26 миллионов своих членов.

— Е.К.: Может быть, но надо учитывать, что в бюджетной сфере и на крупных промышленных предприятиях структуры ФНПР активно поддерживаются администрациями, ведь им совершенно не нужно наличие на своей территории профсоюза, который борется за интересы работника. Удобнее работать с профсоюзом, который имитирует такую борьбу.

— Корр.: Какие профсоюзы входят в вашу организацию?

— Е.К.: В рамках СПР объединились профсоюзы, имеющие опыт забастовочных действий: Независимый профсоюз горняков, Межрегиональный профсоюз железнодорожников, Межрегиональный профессиональный союз водителей-профессионалов и другие.

Сейчас возникает очень много организаций, например, профсоюз таксистов. Это новый вид деятельности, там нет конкретного работодателя. Это — профсоюзы новой формации. В ФНПР, к примеру, такие профсоюзы просто не могут существовать, потому что ФНПР не выгодно «размениваться по мелочам».

Появляются профсоюзы работников IT-технологий, банковской сферы, которых раньше просто не было. Мы привлекаем этих людей, но всё это непросто. Непросто хотя бы потому, что работодатели «не отдают» своих сотрудников в профсоюзы, не позволяют им там состоять. Это негласное положение, но оно действует.

Руководители предприятий не идут на создание должных условий труда, благоприятных для деятельности работников. Зато они хорошо идут на создание условий для подконтрольных им профсоюзов, готовых имитировать социальное партнёрство.

Я бы мог в этом случае привести документальные примеры: есть директивы о недопустимости создания свободного профсоюза в структурном подразделении некоторых отраслей, о запрете совещаний работников и тому подобное.

— Корр.: Какие действия предлагает СПР в защиту интересов работающих россиян?

— Е.К.: На сегодня есть три самые актуальные задачи.

Во-первых, сохранение рабочих мест. В период активного замещения человека в процессе производства более совершенной техникой или искусственным интеллектом повышается конкурентность рынка труда, а тут ещё в спину «дышит» более дешёвая рабочая сила из экономически неблагоприятных регионов. В таких условиях найти замену любому работнику не составляет труда.

Во-вторых, отстаивание права на достойную оплату труда. Основная масса населения имеет «никакие» зарплаты. Люди пытаются работать сверхурочно, в разных местах, и нередко не доживают даже до пенсии. Не буду говорить о «прожиточном минимуме» и попытках привязать отсчёт заработной платы к нему. Это утопия. Сегодня нужно говорить о минимальном размере часовой тарифной ставки. Это, по мировым стандартам, должно составлять не менее 10 долларов в час. Если работник квалифицированный, тогда начинаются дополнительные плюсы. А у нас все тарифы идут неизвестно откуда.

В-третьих, организация условий труда. У человека может быть неплохая зарплата, но условия работы — ужасные. И это снижает качество жизни.

Наконец, не могу обойти новые реалии — поднятие пенсионного возраста. Это при том, что найти работу в 50-55 лет уже практически невозможно. И всё это усугубляет остальные проблемы.

— Корр.: Как собираетесь бороться?

— Е.К.: Первое – это укрепление организационной структуры профсоюзов. Совокупность единомышленников, обладающих чувством собственного достоинства, – это и есть сущность профсоюза. Прежде чем выдвигать те или иные требования, мы должны понимать, что за этими требованиями стоит интерес людей, многих людей, причём способных об этом открыто и организованно заявлять.

Это основное. Когда есть реальная сила, то с этой силой будут считаться и работодатели, и законодатели, и исполнительная власть.

Мы не экстремисты, профсоюзная борьба для нас не цель, а средство защиты интересов человека труда. А с властью и работодателями нас объединяет стремление к созданию сильной, справедливой и экономически независимой России.

Беседовала Татьяна Родионова.

Предыдущая запись
Следующая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 11 подписчикам