Нефтяники, шахтеры и металлурги Казахстана получили неоценимый опыт классовых боёв

Сопредседатель Социалистического движения Казахстана Айнур Курманов ответил на вопросы журналистов партийного издания Коммунистической партии трудящихся Испании. Мы публикуем это интервью, в котором дан анализ произошедших событий, в переводе на русский язык.

— Не могли бы вы рассказать нам, пожалуйста, какова сейчас ситуация в Казахстане?

Ответ: В Казахстане сейчас установлен жесткий режим военного положения, введённый по распоряжению Касым-Жомарта Токаева для того, чтобы силой армии подавить народные выступления и забастовку рабочих добывающих отраслей, а также в черной и цветной металлургии, принадлежащих американским и европейским компаниям.

6 января в Алматы были введены подразделения армии и национальной гвардии, которые расстреляли многих безоружных демонстрантов, а также тех молодых безработных, которые накануне разоружив местную полицию и войска, взяли в руки оружие для свержения режима Назарбаева.

Еще ранее 5 января по всей стране прошли массовые митинги и забастовки с требованием ухода в отставку всех действующих государственных деятелей и самого Назарбаева, а в Алматы, Талдыкоргане, Шымкенте, Кызылорде произошли столкновения с полицией. В Алматы десятки тысяч демонстрантов, где во основном была безработная молодежь, захватили административные здания.

Комитет Национальной Безопасности и некоторые группы внутри власти попытались воспользоваться ситуации и устроить провокации, выпустив заключенных из заключения, подключив свои наемные банды с целью дискредитации мирных протестов и забастовок в стране, а также для того, чтобы добиться перестановок внутри самой власти. Поэтому на телевидении и в газетах пытались представить всех протестующих мародёрами, грабителями, убийцами и даже террористами.

На сегодняшний момент арестовано по официальным данным 8.000 человек, около 164 человека погибло в Алматы и некоторых городах юга Казахстана. Но на самом деле погибших было намного больше, так как были настоящие бои против восставшего народа. Президент назвал выступающих террористами и заявил, что 20.000 вооруженных боевиков проникли на территорию извне. Но это не правда!

Чтобы предотвратить кровопролитие нефтяники западного Казахстана, а также металлурги, шахтеры, медеплавильщики и горняки рудников Карагандинской области организованно свернули свои митинги и прекратили забастовки в субботу 8 января. Но с 2 января в промышленных регионах, где стержнем выступлений был рабочий класс, трудящимся удалось самим обеспечить протестный характер выступлений.

— В статье, которую вы недавно опубликовали, вы анализируете, что продолжающаяся борьба имеет глубокие корни. Не могли бы вы объяснить нам, почему?

Ответ: Те проблемы, с которыми сталкиваются и широкие народные массы трудящихся в Казахстане связанны с возвратом страны в капитализм. Две трети добываемого сырья попросту не принадлежит Казахстану, что видно по кабальным контрактам по недропользованию, а также по соглашениям о разделе продукции. Западные компании просто не платили природную ренту и оставили выжженную пустыню. Соответственно и требования нефтяников с 2008-го года сводились к национализации добывающей промышленности, так как именно иностранные работодатели воспринимаются главной угрозой и проблемой для страны.

Рабочие просто своими глазами видели, к чему привела приватизация и выкуп иностранными капиталистами. Во время этих предыдущих забастовок они приобрели огромный опыт борьбы и солидарности. Сама жизнь в пустыне (в Западном Казахстане есть обширные просторы пустынь и степей) заставили людей держаться вместе. В этой связи рабочий класс и все остальное население были едины. Протесты рабочих в Жанаозене и Актау затем задали тон в других частях страны.

— Мы знаем, что коммунистическое движение запрещено в Казахстане. Нам интересно знать позицию коммунистов и какова была их позиция после триумфа контрреволюции в СССР.

Ответ: С самого начала восстановления Коммунистической партии Казахстана в октябре 1991 года, когда одна треть делегатов «ликвидационного съезда» не согласились с предложением тогдашнего первого секретаря ЦК КПК Нурсултана Назарбаева переименовать партию в Социалистическую партию Казахстана, она выступала открыто против всех действий по разрушению СССР. Возрожденная Компартия была единственная кто призывал голосовать против избрания Назарбаева на пост президента на безальтернативных выборах 1991 года, а также выступила против принудительного роспуска Верховного Совета в 1993-м году. Коммунисты с самого начала выступали против приватизации, ликвидации производства и рыночных реформ, активно участвовали в рабочем движении страны в течение всех 90-х годов. Власть пыталась множество раз запретить Компартию, чего она и добилась в 2015-м году. Наша организация, появившаяся в 2011-м году из числа коммунистов, рабочих и профсоюзных организаций также осуждала реставрацию капитализма и выступает за немедленные социалистические преобразования.

— В Испании информация очень предвзята и запутанна, с очень разными позициями. Некоторые из них говорят о необходимости прекратить репрессии, а другие утверждают, что в этой борьбе есть иностранные инвестиции для свержения правительства. Не могли бы вы пролить немного света на эту неразбериху?

Ответ: Современный Казахстан стремится к построению мононационального государства, и национализм является его официальной идеологией. Все репортажи о «просоветском» Казахстане являются мифом. В 2017 году в Кызылорде был установлен памятник Мустафе Шокаю, вдохновителю Туркестанского легиона вермахта. Сегодня государство радикально пересматривает историю. Этот процесс особенно усилился после визита Нурсултана Назарбаева в США несколько лет назад. Пантюркистское движение также становится все более активным. Совсем недавно, по инициативе Нурсултана Назарбаева, 12 ноября 2021 года в Стамбуле был основан Союз турецких государств. Казахстанская элита сохраняет свои основные активы на Западе. Вот почему империалистические государства совершенно не заинтересованы в падении нынешнего режима — они уже абсолютно на их стороне.

Госдепартамент США выступил в поддержку существующего режима в Казахстане, как и власти Европейского Союза, а также руководство России и Китая. То есть это было настоящее проявление буржуазной классовой солидарности в борьбе против массового движения рабочих и народных слоёв.

Нет и никаких 20-ти тысяч исламских террористов, о которых сказал в своём заявлении президент Токаев. По его словам, они якобы вторглись на территорию Казахстана. На сегодняшний момент не найдено ни одного выходца из арабских стран серди погибших, раненных или арестованных. Этот миф внешнего вторжения был нужен для того, чтобы обосновать применение танков и тяжелого вооружения против протестующих и забастовщиков, а с другой стороны объяснить необходимость переброски войск «Организации Договора Коллективной Безопасности» в Казахстан. Кроме этого, предпринимается таким образом и попытка демонизировать в глазах трудящихся других республик Советского Союза образ рабочих выступлений и массового народного протеста.

— Как вы думаете, какую роль различные силы могут сыграть в этом движении?

Ответ: Пока никакие силы не играют в этом протестном движении или в рабочих выступлениях, так как на сегодняшний момент полностью зачищено политическое поле, закрыты все оппозиционные партии и движения, в том числе и Коммунистическая партия. Ликвидированы все независимые профсоюзы. Так, после принятия антирабочего закона «О профсоюзах» в 2014-м году в стране по суду было ликвидировано более 600 профсоюзов. Последнюю Конфедерацию Независимых Профсоюзов Казахстана закрыли по решению суда в 2017-м году, а четверых их руководителей осудили на разные сроки тюремного заключения.

Конечно, будут в последующем попытки буржуазных сил оседлать протестное движение, но пока этого не произошло и нет никаких лидеров и политических объединений, которые могли бы выступать от лица этих масс. Это еще раз доказывает, что произошедшее – социальный взрыв и массовое низовое народное движение, которое выдвинуло ряд справедливых экономических, социальных и политических требований, требовавшее ухода нынешнего режима.

— Не могли бы Вы сказать несколько слов о правительстве Казахстана и его политике по отношению к рабочему классу и народу в последние годы?

Ответ: Правительство Казахстана действует всецело в интересах буржуазии, стараясь реализовать директивы Международного Валютного Фонда и Всемирного Банка, проводя последний этап приватизации в интересах крупного капитала. За последние годны произошла реформа системы здравоохранения по американскому образцу, когда была введена обязательная страховая медицина, недоступная для беднейших слоев. Запущен процесс приватизации больниц.

По такому же направлению идет и реформа системы образования и полностью демонтирована вся социальная система обеспечения. Идет также постоянное повышение пенсионного возраста и слом солидарной пенсионной системы. На энергоносители и коммунальные услуги поднимаются цены и государство отказывается от их государственного регулирования. Этот отпуск цен на газ и стал спусковым крючком или поводом для массовых протестов в стране.

Естественно, требуется еще большая работа, со стороны коммунистов, чтобы народ осознал, что корень своих бед находиться в том, что власть и средства производства находятся в руках буржуазии.

— Играет ли рабочее движение ведущую роль в этом контексте?

Ответ: Поводом для взрыва недовольства стало решение правительства отправить сжиженный газ для автомобилей «в свободное плавание» – продавать его на бирже по спотам. В результате выиграли монополисты, которые спекулятивно задрали цену в первый же день. Топливо подорожало с 60-ти до 120-ти тенге (до 20-ти рублей) за литр. Это привело к тому, что на следующий день в воскресенье 2 января жители и рабочие местных нефтедобывающих компаний, которые пользуются автомобилями на газе, стали выходить в Жанаозене на стихийные митинги и перекрывать дороги.

Их тут же поддержали жители и рабочие всех районных центров области, а к вечеру развернулся митинг уже и в областном центре Актау, где полиция безуспешно пыталась вытеснить на первых порах толпу с главной городской площади Ынтымак. В итоге и там все центральные улицы были перекрыты, а люди наотрез отказались расходиться.

В результате образовалось два очага протестов – Жанаозен и Актау, где участники решили проводить бессрочный митинг до полного осуществления их требования – снижения цены на газ до 50 тенге за литр (9 рублей). Параллельно протестующими было выдвинуто и другое требование – повышение заработной платы на 100 процентов.

В последующем ночью, а затем утром и днём 3 января к протестующим стали присоединяться трудовые коллективы, которые делали заявления о поддержке митингующих. Там же на площадях стали возводить палатки и юрты, а местное население организовало горячее питание и начало собирать средства. Собственно, это не что-то новое, так как в течение лета и осени жители также проявляли солидарность с бастующими, принося в палатки к рабочим еду и воду.

Поэтому можно назвать нынешние выступления продолжением массовых забастовок прошлого года против политики оптимизации, навязанной западным менеджментом, где множество вспомогательных и обслуживавших предприятий были отделены от основного производства.

Информация о переброске военно-транспортных самолетов с войсками 3 января также вызвало негодование протестующих. В результате протест еще больше расширился, и жители и рабочие в областном центре перекрыли все подъезды к воздушной гавани, заблокировав аэропорт.

Эту реакцию также следовало ожидать, так как еще у всех свежо воспоминания о расстреле участников забастовки в Жанаозене в декабре 2011 года. И поэтому это было воспринято болезненно и уже ночью и утром в ответ на такие действия властей началась всеобщая забастовка нефтяников в Мангистауской области, а также остановили производство рабочие на месторождении Тенгиз в соседней Атырауской области.

Забастовали как раз нефтяники компании «Тенгизшевройл» с участием 75% американского капитала. В частности, Chevron имеет 50%, ExxonMobil — 25%, а казахстанская компания КазМунайГаз всего лишь 20%. И там как раз до нового года сократили сразу 40 тысяч рабочих, которых, по сути, выкинули на улицу. Но после этого забастовки охватили не только все предприятия нефтедобычи пяти областей Западного Казахстана, но и всю горнодобывающую промышленность страны и металлургию.

Так, 4 января в итоге забастовали шахтеры и металлурги компании «Арселор Митал» в Карагандинской области, а также горняки рудников и медеплавильщики корпорации «Казахмыс» с участием английского капитала. Забастовали полностью захватили город Хромтау в Актюбинской области местные металлурги.

Основными социальными требованиями бастующих стало снижение цен на некоторые виды товаров, увеличение зарплаты, улучшение условий труда, прекращение увольнений, свободы профсоюзной деятельности и строительство новых заводов — создание современной обрабатывающей промышленности, чтобы обеспечить будущее региона.

5 январе в Жанаозене, который стал настоящим политическим штабом всего рабочего движения были выдвинуты и политические требования: отставка президента Токаева и всех чиновников из окружения Назарбаева, освобождение политзаключенных и задержанных, возвращение к Конституции 1993 года, гарантирующей свободу создания профсоюзов, забастовок и формирования партий. Там же из представителей всех производств был избран так называемый Совет старейшин, который стал координационным органом движения в регионе и дал пример создания таких же комитетов и советов в других регионах, охваченных забастовками.

Поэтому роль рабочего движения в этих событиях была определяющей, так как именно трудовые коллективы стали стрежнем протестных выступлений в индустриальных регионах и дали толчок к массовым митингам по всем городам Казахстана.

— Какое будущее вы предвидите в краткосрочной перспективе?

На сегодняшний момент президенту Токаеву при помощи иностранных войск удалось на время стабилизировать ситуацию, введя военный режим. Но это временно, так как несмотря на национальный популизм его последних выступлений, все классовые противоречия и сама политическая система, как и господство транснациональных корпораций остаётся неизменной. Примечательно, но первыми обратились к президенту с просьбой о наведении порядка были американские и европейские компании, и он 5 января сделал заявление, что собственность и инвестиции иностранных корпораций будут защищены силой государства. И действительно сейчас на месторождение Тенгиз, где бастующие ранее нефтяники перекрывали железную дорогу и автомобильную трассу введены войска для охраны собственности американских компаний Chevron и ExxonMobil.

Мы не рассматриваем, что это окончательное поражение рабочего движения. Наоборот, нефтяники, шахтеры и металлурги получили неоценимый опыт классовых боёв, впервые состоялась всеобщая забастовка в добывающей промышленности. Властям не удалось расстрелять и разгромить рабочие выступления и забастовки на Западе и в Центре Казахстана, где трудящиеся организовано приостановили протесты. А значит всеобщая забастовка может снова повториться, только уже с более конкретными требованиями и выработанной тактикой борьбы.

Наша задача заключается в поддержке создания классовых профсоюзов и восстановления на местах структур Коммунистической партии и Социалистического движения, а также, чтобы показать рабочим — народным слоям, что социализм — это единственная альтернатива, отражающая их интересы.

Предыдущая запись
Следующая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.

Присоединиться к еще 26 подписчикам